Чудо-паучок в Сети на три буквы::Журнал СА 3.2010
www.samag.ru
Льготная подписка для студентов      
Поиск   
              
 www.samag.ru    Web  0 товаров , сумма 0 руб.
E-mail
Пароль  
 Запомнить меня
Регистрация | Забыли пароль?
О журнале
Журнал «БИТ»
Наука и технологии
Подписка
Где купить
Авторам
Рекламодателям
Магазин
Архив номеров
Вакансии
Контакты
   

Jobsora


  Опросы

Какие курсы вы бы выбрали для себя?  

Очные
Онлайновые
Платные
Бесплатные
Я и так все знаю

 Читать далее...

  Статьи

Вектор роста  

Особенности сертификаций по этичному хакингу

В современном мире информационных технологий знания о них настолько широки и многообразны,

 Читать далее...

1001 и 1 книга  
04.12.2019г.
Просмотров: 70
Комментарии: 0
Особенности сертификаций по этичному хакингу

 Читать далее...

28.05.2019г.
Просмотров: 2579
Комментарии: 2
Анализ вредоносных программ

 Читать далее...

28.05.2019г.
Просмотров: 2586
Комментарии: 1
Микросервисы и контейнеры Docker

 Читать далее...

28.05.2019г.
Просмотров: 2087
Комментарии: 0
Django 2 в примерах

 Читать далее...

28.05.2019г.
Просмотров: 1647
Комментарии: 0
Введение в анализ алгоритмов

 Читать далее...

Друзья сайта  

Форум системных администраторов  

sysadmins.ru

 Чудо-паучок в Сети на три буквы

Архив номеров / 2010 / Выпуск №3 (88) / Чудо-паучок в Сети на три буквы

Рубрика: Карьера/Образование /  Компании-лидеры

Владимир Гаков ВЛАДИМИР ГАКОВ, журналист, писатель-фантаст, лектор. Окончил физфак МГУ. Работал в НИИ. С 1984 г. на творческой работе. В 1990-1991 гг. – Associate Professor, Central Michigan University. С 2003 г. преподает в Академии народного хозяйства. Автор 8 книг и более 1000 публикаций

Чудо-паучок
в Сети на три буквы

Папенькины сынки превратили свою веб-страницу в сверхприбыльную, не потратив ни цента на рекламу

Буквы эти – не то, что вы подумали, а всем хорошо знакомая аббревиатура WWW. Ну, а тогда и «паучка» вычислить – раз кликнуть: конечно же, Google! Кто создал самый популярный современный «поисковик», известно тоже всем – Ларри Пейдж и Сергей Брин. А вот как они шли к своему триумфу, какие препятствия обходили и какие порой недоумения вызывали своей демонстративно «нетрадиционной бизнес-ориентацией», – об этом впору роман писать, не то что журнальную статью. Кстати, без названного выше главного «чада» – результата творческого и делового союза двух выдающихся бизнесменов-вундеркиндов – не было бы и этой статьи. Как, впрочем, и миллионов других информационно насыщенных текстов.

Папенькины сынки

Термин «вундеркинд» в данном случае – не литературная красивость и не приевшийся штамп. Они построили свой собственный бизнес, будучи еще совершенными молокососами в глазах солидных бизнесменов и бизнесвумен, за плечами которых была зубрежка азов бизнеса и дипломы MBA, полученные в солидных университетах, практика в бизнес-школах и долгое, и порой утомительное карабканье по карьерной лестнице в чужих, не собственных фирмах.

Ничего подобного – в деловых биографиях (впрочем, они с самого старта слились в одну общую) Пейджа и Брина. С самого начала они только и делали, что опровергали все, «про что учат в школе» (имеются в виду все те же бизнес-школы). Друзья и партнеры со студенческих лет, дети вполне обеспеченных родителей-профессоров, оба, тем не менее, начинали с нуля. И за какой-то десяток лет вырвались в лидеры на ИТ-рынке, причем не потратив ни цента на рекламу своей компании в СМИ. Смогли на старте выгодно «продаться» сразу двум венчурным компаниям, превратив соперничество «акул» в надежную гарантию сохранения собственного контроля над собственным детищем. Превратили свою веб-страничку в самую посещаемую и сверхприбыльную во Всемирной сети – при полном отсутствии на этой странице даже намека на всю ту же рекламу! Наконец, выстроили свою компанию не по жестким законам большой корпорации, а скорее на манер университетской вольницы.

Сергей Брин Ларри Пейдж
Сергей Брин Ларри Пейдж

Впрочем, все перечисленные «нелепости» и «грубые ошибки» основателей Google, Inc. покажутся менее шокирующими (тем, кто привык все и всегда делать «как надо») и противоречащим самым азам (тем, кто преподает и изучает эти азы в университетах), если вспомнить обстоятельства рождения компании. И некоторые характеристики личностей тех, кто ее создал.

Потому что, во-первых, сама компания выросла не из тщательно просчитанного бизнес-проекта (как положено), а из проекта сугубо научного. Все началось в 1995 году со встречи двух аспирантов Стэнфордского университета – Ларри Пейджа и Сергея Брина. У них было много общего: обоим исполнилось по 23 года, оба были типичными «профессорскими сынками». Отец Пейджа считался известным специалистом в новой научной дисциплине – computer science – и работал над проблемой искусственного интеллекта, а мать преподавала программирование. Родители Брина, эмигрировавшие в 1979 году из СССР, также были профессорами-математиками. Поэтому неудивительно, что головы их отпрысков с детства были заняты компьютером (Сергей научился готовить домашние задания на подаренном папой Commodore 64 еще в начальной школе), а позже – Интернетом.

Интересно, что оба в детстве были отданы родителями в т.н. школы Монтессори, необычайно популярные в Америке. Новаторский метод выдающегося итальянского педагога Марии Монтессори в первую очередь нацелен на развитие творческого потенциала личности ребенка. И только во вторую – на усвоение им конкретных знаний. Последние Ларри и Сергей почерпнули у родителей – после «разминки» в школе Монтессори обоим вундеркиндам в обычной школе было скучно. Так же легко оба «отщелкали» университетскую программу, окончив университеты с «красными», как бы мы сказали, дипломами.

Оба могли часами спорить на любые темы и сутками просиживать за компьютерами. Оставалось время и для прочих увлечений молодости: Сергей, к примеру, занимался танцами, гимнастикой, плаванием, посещал яхт-клуб. Позже, уже основав свою компанию, приятели время от времени позволяли себе «похипповать» – например, закатывались на неделю в пустыню Неваду, где ежегодно проводят свою грандиозную тусовку «радикалы, маргиналы и все поклонники свободной любви и свободных искусств». Официально этот арт-фестиваль и хэппенинг в пустыне называется «Горящий человек» (The Burning Man), поскольку квинтэссенцией его становится ритуальное сожжение огромного чучела.

Наконец, оба были по-юношески бескомпромиссны, идеалистичны и дерзки в своих целях. Словом, обладали тем букетом качеств, которые Сергей Брин позже определил для себя как «здоровое презрение к невозможности».

Паучок пополз…

Во время учебы в аспирантуре Стэнфорда Пейдж заинтересовался математическими свойствами Всемирной паутины – в частности, проблемой поиска в ней необходимых ссылок (с той же проблемой сталкивается любой исследователь в обычной библиотеке). К его исследовательскому проекту, названному BackRub, вскоре присоединился друг и единомышленник Сергей, написавший свою первую поисковую программу еще в 1994 году. Программу специфическую: запущенный в Сеть «паучок» ползал исключительно по сайту Playboy и скачивал оттуда новые картинки для заставки компьютера своего создателя! Вместе друзья разработали алгоритм максимально эффективного поиска в Сети – не слепого и хаотичного, а релевантного, то есть с учетом частоты цитирования того или иного материала. Зарегистрированный соавторами «алгоритм ранжирования страниц по обратным ссылкам» PageRank (официальный патент был получен только в 2001 году – за авторством Ларри Пейджа) позволял разыскивать в Сети все ссылки на заданное слово или группу слов и выстраивать обнаруженные ссылки по степени значимости – в зависимости от частоты обращения к ним пользователей.

На базе «движка» PageRank и родилась всем знакомая поисковая система Google – главное ноу-хау будущей одноименной компании.

Любопытно, что основополагающая статья Брина и Пейджа «Анатомия широкомасштабной гипертекстной поисковой системы в Сети» в настоящее время входит в десятку самых запрашиваемых и цитируемых научных работ, вышедших из недр alma mater создателей Google. При том что Стэнфорду, входящему в четверку самых знаменитых университетов в США, есть что предложить «из своих кладовых» научному сообществу!

Система была запущена в августе 1996 года, первоначально разместившись на университетском веб-сайте, а домен google.com был зарегистрирован годом позже. Обслуживал новый «поисковик» сервер с объемом памяти 1 Тб, расположенный в комнате Брина в студенческой общаге.

Первоначально чисто научный проект открывал блестящие коммерческие перспективы. Однако авторам «поисковика» все было недосуг заняться переводом своего проекта на деловые рельсы. Подтолкнуло их к такому шагу скорее стечение обстоятельств, нежели существование в их головах четкого бизнес-плана.

Дело в том, что поисковая система оказалась настолько удобной и превосходящей все имевшиеся к тому времени аналоги (AltaVista и другие), что в скором времени на Google «подсели» пользователи далеко за пределами стэнфордского кампуса. Спустя два года после старта нового сервера число ежедневных обращений к нему превысило 10 тысяч, что составляло едва ли не половину всего университетского трафика.

Кроме того, академическое начальство было недовольно тем, что новый «поисковик» в упор не желал различать открытые документы от закрытых, преспокойно вывешивая на всеобщее обозрение те, что значились под грифом «для служебного пользования»! Короче, проект оказался на грани закрытия.

И только тогда Брин и Пейдж встали перед выбором: продолжать учебу и научную деятельность в Стэнфорде или начинать собственное дело. Хотя первой мыслью молодых людей было просто выгодно «загнать» свою систему какой-нибудь интернет-компании. И хотя таковых в окрестностях Сан-Франциско – легендарной Кремниевой долине – к тому времени имелось немало, желающих купить отдельный сервис (пусть и с замечательным «поисковиком») не нашлось.

К счастью, не нашлось! Потому что нашелся не покупатель, а добровольный инвестор. Да какой – сам Энди Бехтольшейм, один из основателей Sun Microsystems! Внимательно выслушав объяснения Брина и лично убедившись в неоспоримых преимуществах Google перед той же AltaVista, прозорливый инвестор задал только один вопрос: «А как вы собираетесь зарабатывать деньги в вашей компании?»

Предложение Бехтольшейма состояло в том, чтобы сделать услуги поисковой системы бесплатными, а позднее разместить на ее страницах рекламу. Брин и Пейдж, все еще относившиеся к своему детищу как к научному инструменту (поиск информации), решительно высказались против превращения его в «рекламоноситель». Их вариант извлечения прибыли был иным – предоставлять другим компаниям лицензионное право пользоваться поисковой системой. В перспективе не исключалась и продажа Google какой-нибудь крупной корпорации. Споры затянулись, и тогда инвестор завершил их исторической фразой: «Это все очень интересно, но я спешу. Вот вам чек на $100 тыс. – я вхожу в дело. Как, вы говорите, называется ваша компания?»

Ловля денег Сетью

После такого предложения ошеломленным Ларри и Сергею не оставалось ничего другого, как в авральном темпе создать компанию, в которую уже поступили первые инвестиции! Оба немедленно подали университетскому начальству заявления на академический отпуск и начали методичный обзвон родных и знакомых.

Спустя неделю, 7 сентября 1998 года в пригороде Сан-Франциско и сердце Кремниевой долины – Менло-Парке (в традиционной для великих американских компаний «купели» – гараже!) – была зарегистрирована Google Incorporated с уставным капиталом в $1 млн.

Через полгода компания перебралась в центр другого пригорода – Пало-Альто. Теперь штат ее составлял восемь человек, которые обслуживались постоянно растущим числом «персоналок», собранных из дешевых комплектующих и без устали обрабатывавших так же лавинообразно растущее количество запросов. Когда число последних перевалило за отметку полмиллиона (в день!), друзьям-партнерам стало ясно, что компании нужны более солидные финансовые вливания.

Деньги могла дать какая-нибудь солидная венчурная фирма. Но ценой таких сделок, как правило, становилась утрата контроля над собственной компанией: венчурные фирмы либо быстренько выводили «новенькую» на фондовый рынок, либо под завязку загружали ее веб-сайт-рекламой. И то и другое в планы Брина и Пейджа не входило, и они придумали, как «и рыбку съесть, и на кочку сесть».

Изучив ситуацию на рынке венчурных инвестиций и проконсультировавшись с тогда еще малоизвестным основателем и главой Amazon.com Джеффом Безосом, партнеры решили «продаться» не одной компании, а сразу двум – одной и той же весовой категории. Они будут конкурировать друг с другом за право получения полного контроля над Google, а в результате последняя не достанется никому! Как писал один из авторов-«гугловедов»: «тогда это представлялось столь же достижимым, как и загрузка всего Интернета на один компьютер. Но ребята были абсолютно уверены в том, что у них все получится».

Что забавно – и получилось же! С помощью тонкой интриги, блестяще проведенной прирожденным психологом и переговорщиком Брином, а также благодаря растущей день ото дня славе Google две крупные фирмы не без сопротивления, но согласились инвестировать в Google по $12,5 млн. При этом полный контроль над компанией сохраняли ее основатели. Оставались неприкосновенными и их главные моральные принципы в отношении рекламы: «Информация всем, даром – и никакой рекламы на поисковой странице».

Инвесторы продавили лишь одно условие: Брин и Пейдж должны подобрать опытного топ-менеджера, который поможет им трансформировать поисковую систему в прибыльный бизнес. Таковым стал для Google ее нынешний генеральный директор Эрик Шмидт.

Остальное, как говорится, уже история. К концу 1998 года система Google проиндексировала около 60 миллионов веб-страниц, а практик Брин и мыслитель Пейдж не скрывали, что их задача – «записать всю имеющуюся информацию в Сети на один носитель». Не больше и не меньше! Правда, на это требовалось все больше и больше компьютеров: вопреки распространенному заблуждению, поиск вели не мощные серверы, а несколько тысяч простых персоналок, соединенных в цепочки. На то, чтобы максимально вычистить жесткие диски от всего, что «тормозило» и съедало ресурсы, и уходили все деньги.

Самое поразительное, что бурный рост компании сопровождался нулевыми расходами на рекламу в СМИ – ее в случае с Google успешно заменили хорошо известные всем ныне «вирусный маркетинг» (термин впервые появился в 1996 году) и «сарафанное радио». Первый обеспечили неформальные объединения пользователей Интернета. А ярким примером использования второй технологии стали регулярные «приколы» создателей Google с трансформацией их же собственного логотипа (Google Doodles) применительно к тем или иным памятным датам, праздникам и тому подобным информационным поводам.

Вообще-то это тоже было вопиющим «порушением основ» бизнеса. Логотип – это святое, как можно на него покуситься! Но Брин и Пейдж, как уже говорилось, всю жизнь испытывали здоровое презрение к слову «невозможно» – и выигрывали.

Выиграли они и в черном для ИТ-рынка 2000 году, когда разом полопалось множество «пузырей» Кремниевой долины. А Google, едва ли не единственная среди интернет-компаний, не только выстояла, но и расширила штат. И все потому, что не последовала модной тенденции – не ввязалась в азартную игру с акциями на Уолл-стрит, сохранив себя в формате ЗАО.

Спустя четыре года, когда Брин и Пейдж решились-таки вывести Google на IPO, они снова сделали все «не так». В чем состояла новизна их подхода – объяснять долго и сложно, но, как бы то ни было, снова выкрутились! Первичное размещение акций Google на бирже летом 2004-го было признано одной из самых успешных операций начала нового века. Спустя год капитализация компании превысила символический рубеж в $50 млрд, сделав Google одной из крупнейших (по биржевой стоимости) медийных компаний в мире.

Бизнес в режиме фристайл

Сегодня Ларри Пейдж и Сергей Брин могут считать все свои мечты осуществившимися.

Компания их процветает, ее контрольный пакет акций – в руках основателей, первый из которых занимает пост президента по продукции, а второй – президента по технологиям (пост председателя правления и CEO по-прежнему занимает Эрик Шмидт). Оба недавно женились, имеют по $18,5 млрд на брата (данные 2007 года), деля 25-26-е места в престижном рейтинге Forbes, и имеют все основания наслаждаться жизнью.

Штаб-квартира компании Google Штаб-квартира компании Google
Штаб-квартира компании Google

Хотя наслаждаются ею одни из самых юных миллиардеров планеты весьма своеобразно. Не шикуют, не совершают экстравагантных покупок, не светятся в желтой прессе. У них, правда, есть свой личный Boeing 767, но один на двоих – используется он по большей части для деловых поездок. Брин так вообще до недавнего времени проживал в трехкомнатной квартирке и сегодня костюмам от Brioni предпочитает майки и джинсы, а вместо представительского лимузина разъезжает на «экологичной» Toyota Prius с гибридным двигателем!

О демократичной обстановке в их компании ходят легенды. Между тем атмосфера университетской вольницы, внедренная в одной из крупнейших ИТ-корпораций мира со штатом 16 тысяч человек, представляет собой не чудачество и не эпатаж, а выражение особой философии – жизни и дела, которой Брин и Пейдж остаются верны, даже разменяв «возраст Христа».

В 1999 году компания Google взяла в аренду у Silicon Graphics комплекс помещений для своей новой штаб-квартиры в живописном калифорнийском местечке Маунтин-Вью. Спустя семь лет комплекс был выкуплен за $319 млн и получил название Googleplex. Всех оказавшихся там впервые не покидает ощущение, что они очутились на другой планете. Не случайно журнал Fortune поместил компанию Брина и Пейджа на четвертую строку собственного рейтинга «Лучшие места работы».

По субботам прямо на парковке сотрудники с азартом тинейджеров режутся в хоккей на роликах, те же ролики признаны в качестве «транспортного средства» и в коридорах комплекса. В тех же коридорах и рабочих кабинетах не редкость встретить и разнообразную домашнюю (а для корпоративного американского быта – дикую!) «фауну» – от кошек и собак до ручных крыс, поскольку сотрудникам разрешено приводить с собой на рабочие места четвероногих питомцев.

Завтраки и обеды в столовке для тех же сотрудников – бесплатны, причем блюда готовят специально приглашенные именитые шеф-повара лучших ресторанов Калифорнии и окрестностей. Также бесплатны кофе и безалкогольные напитки, выставленные буквально на каждом углу. И служебный автобус с беспроводным доступом в Интернет – для тех, кто по каким-либо причинам отказался от автомобиля и должен добираться до работы из Сан-Франциско. И услуги массажистов, которых еще на заре существования компании ввел в штат лично Ларри Пейдж – после того, как однажды более суток просидел безвылазно за компьютером.

И наконец, по внутрикорпоративному распорядку, установленному основателями компании, каждый сотрудник может 20% рабочего времени заниматься не делами фирмы, а тем, что ему лично интересно. Причем работа «на интерес» не только разрешена, но и всячески поощряется (как это делается в американских университетах, где профессора тратят четыре рабочих дня на «контору», а пятый – на себя). Эти 20% рабочего времени можно накапливать как бонусы – и затем, к примеру, посвятить собственному проекту неделю или месяц.

Нечего на Google кивать

Определенный идеализм основателей Google (которым, впрочем, они очень гордятся: «никакого бизнеса – только личное…») проявляется и в выборе корпоративного слогана. Призыв «Don’t Be Evil» можно перевести и как почти библейское «Не сотвори зла», и как почти врачебное «Не навреди».

Несмотря на то что компания имеет миллиардные обороты и большую часть денег приносит реклама, Пейдж и Брин в своей рекламной политике стараются сохранять верность этому своему аналогу клятвы Гиппократа. Известно, что Google не даст места рекламе табачных изделий, крепких алкогольных напитков, оружия, пиротехники, азартных онлайновых игр. Кроме того, знак «кирпич» встанет на пути продвижения на рынок любых запрещенных препаратов, различных «антирадаров» и прочих средств, с помощью которых можно «обмануть» допинг-тесты, бесплатно подключаться к кабельным телеканалам и т.п. Не говоря уж о рекламе, содержащей призывы к насилию или унижающей достоинство каких-либо меньшинств (в США их теперь называют «защищенными группами») – такая на Google не пройдет, сколько бы ни посулили рекламодатели!

Обложка The Independent Первый сервер Google Обложка Time
Обложка The Independent Первый сервер Google Обложка Time

Во всяком случае, о том не перестают во всеуслышание заявлять сами Пейдж и Брин. А если отвлечься от контента, то рекламная политика Google основана на принципе научной беспристрастности – насколько о нем вообще можно говорить в наш насквозь «проплаченный» и «пропиаренный» век.

То есть, по утверждению создателей Google, никакая «сумма прописью» в контракте не даст проставившему ее реальных преимуществ по сравнению с другими рекламодателями – ссылки на поисковой страничке все равно появятся в зависимости от частоты упоминания в Сети. И только. И если какой-либо производитель товаров или услуг недоволен тем, какое место занимает его компания в списке высвеченных ссылок, то тут действует старая русская пословица – насчет «зеркала» и «рожи». Google, по утверждению ее авторов, представляет картину «мира в Сети» такой, какова она на сегодняшний день. А не такой, какой ее кто-то хочет видеть.

На практике, очевидно, все это выглядит не столь идеалистично – как и всегда бывает при соотнесении идей и их реального воплощения. Но хорошо хоть, что сами основатели Google остаются верны своим принципам. И по мере сил стараются их придерживаться.

Что до планов на будущее, то Сергей Брин в одном из недавних интервью проговорился, что, по крайней мере, одна мечта еще ждет своего осуществления: «Пока еще не создана поисковая система, которая на мой запрос во всем океане информации сразу же отыщет одну-единственную ссылку – ту, что мне нужнее всего».

Приложение

В начале было слово

Гениям тоже свойственно ошибаться, и примером тому – происхождение самого слова google. В математике существует слово похожее – googol, означающее число, выраженное единицей со ста нулями. Кто-то из друзей вспомнил о нем, когда Брин и Пейдж безуспешно пытались найти эффектное название своему «поисковику». Однако записали они его на память с ошибкой, а обнаружили ее уже после того, как подали заявку на регистрацию того, что в недалеком будущем станет всемирно известным брендом, а придуманное друзьями-соавторами диковинное слово – названием одной из самых успешных компаний, триумфально ворвавшихся в XXI век.

Новое имя собственное быстро обзавелось и соответствующим глаголом: to google. В 2006 году оба неологизма были официально занесены в два самых авторитетных словаря английского языка – Merriam Webster Collegiate Dictionary и Oxford English Dictionary. «Гуглить» – значит «использовать поисковую систему Google для получения информации в сети Интернет». Хотя среди американских студентов имеет хождение еще один вариант – слэнговый. «Делать Google» – значит, зарабатывать кучу денег, не имея никакой четкой бизнес-стратегии. Этот вариант обязан своим существованием другой истории – уже не поисковой системы, а компании под тем же названием, Google, Incorporated.


Комментарии
 
  29.03.2010 - 03:44 |  Александр

Приятно что у Гугля стоят наши экс-соотечественники.

  30.03.2010 - 04:09 |  belveder

Отличная статья ...

  03.04.2010 - 04:07 |  Юрий

Прям, не статья, а сказка! :) !!!

Добавить комментарий

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи

               Copyright © Системный администратор

Яндекс.Метрика
Tel.: (499) 277-12-41
Fax: (499) 277-12-45
E-mail: sa@samag.ru