Догнать и перегнать Билла::
www.samag.ru
     
Поиск   
              
 www.samag.ru    Web  0 товаров , сумма 0 руб.
E-mail
Пароль  
 Запомнить меня
Регистрация | Забыли пароль?
Журнал "Системный администратор"
Журнал «БИТ»
Наука и технологии
Подписка
Где купить
Авторам
Рекламодателям
Магазин
Архив номеров
Вакансии
Контакты
   

  Опросы
1001 и 1 книга  
12.02.2021г.
Просмотров: 8881
Комментарии: 2
Коротко о корпусе. Как выбрать системный блок под конкретные задачи

 Читать далее...

11.02.2021г.
Просмотров: 9220
Комментарии: 5
Василий Севостьянов: «Как безболезненно перейти с одного продукта на другой»

 Читать далее...

20.12.2019г.
Просмотров: 16376
Комментарии: 0
Dr.Web: всё под контролем

 Читать далее...

04.12.2019г.
Просмотров: 15430
Комментарии: 13
Особенности сертификаций по этичному хакингу

 Читать далее...

28.05.2019г.
Просмотров: 16468
Комментарии: 6
Анализ вредоносных программ

 Читать далее...

Друзья сайта  

Форум системных администраторов  

sysadmins.ru

 Догнать и перегнать Билла

Архив номеров / 2019 / Выпуск №12 (205) / Догнать и перегнать Билла

Рубрика: Карьера/Образование /  Ретроспектива

Визитка
Владимир Гаков, писатель, специалист по научной фантастике, журналист, лектор. Окончил физфак МГУ. Работал в НИИ. С 1984 г. на творческой работе. В 1990-1991 гг. – Associate Professor, Central Michigan University. С 2003 г. читает курс по истории бизнеса в Институте бизнеса и делового администрирования (ИБДА) Российской академии народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС). Автор 8 книг и более 2000 публикаций






Догнать и перегнать Билла

Первым, кому это удалось полтора десятка лет назад (о каком Билле идет речь, читателям журнала, полагаю, пояснять не надо), был даже не американец. А американец с приставкой «латино» – мексиканский магнат Карлос Слим Хелу. Отобравший летом 2007-го майку лидера в гонке «самых богатых» (по версии Forbes) у главы Microsoft. Что характерно – свои десятки миллиардов долларов Слим сделал также на «хайтеке». А конкретно – на тотальной «мобилизации» родной Мексики. Что в условиях специфического латиноамериканского капитализма, как правило, означает: а) «дружескую» приватизацию (в смысле тесной дружбы с властью) и б) монополизацию всей сотовой связи в стране.

 

Лицо арамейской национальности

Первым о сенсационном открытии («наш обогнал самого Билла!») сообщило в июне 2007 года мексиканское онлайн-издание Sentido Comun, специализирующееся на финансовых новостях. Согласно подсчетам, благодаря росту цен на акции компании America Movil и банка Imbursa, которыми владел Карлос Слим, мексиканцу удалось обойти главу компании Microsoft, дела которой на фондовом рынке в ту пору обстояли не столь радужно. А если конкретно, то во втором квартале 2007-го в результате роста акций состояние (правильнее говорить о «личной капитализации») Слима оценивалось $67,8 млрд – против $59,2 млрд главы Microsoft.

Восхождение Слима к верхней строке рейтинга Forbes началось еще раньше и отличалось завидной целеустремленностью. В 2005 году мексиканский «телефонный магнат» занимал 4-е место с $23,4 млрд, годом позже переместился на третье, обладая уже $30 млрд. В рейтинге 2007 года Слим со своими $49 млрд уже дышал в спину шедшему вторым в «гонке миллиардеров» Уоррену Баффету, в начале апреля отставая от него на какие-то «жалкие» $700 млн. Но столь бурного спурта в июне того же года от мексиканца вряд ли кто ожидал – неоспоримое лидерство в этой гонке Билла Гейтса за предыдущие годы приобрело характер некоей аксиомы, не нуждавшейся в доказательствах.

Карлос Слим превратил ее в теорему – и тут же опроверг. Одновременно задав всем аналитикам новую задачку: как могло так случиться, что богатейший человек в мире являлся гражданином отнюдь не самой богатой страны Западного полушария? Это еще мягко сказано – среднедушевой доход в Мексике не превышал $7 тыс., а половина населения (ныне 17 %) жила в откровенной бедности. На этом фоне состояние Слима, составлявшее более 6 % ВВП страны, – это все равно, как если бы сегодня Билл Гейтс имел денег на порядок больше того, что имеет!

Мексиканец еще четырежды возглавлял упомянутый список Forbes – и, так сказать, не «на временной основе», а четыре года подряд, с 2010-го по 2013-й! Да и в настоящий момент Слим входит в первую десятку (в аналогичном списке за этот год – 8-е место) почти c $60 млрд. А уж в Латинской Америке богаче его не было и нет последние два десятилетия. Его гигантская бизнес-империя охватывает промышленные предприятия, транспорт, недвижимость, масс-медиа, энергетику, шоу-бизнес, высокие технологии, торговлю, спорт, университеты, медицинские учреждения и финансы.

Да откуда же он такой взялся! Происхождение и бизнес-карьера мексиканского супербогача действительно заслуживают внимания

Отец Карлоса Слима Хелу Агламаза (таково его полное имя) – Джулиан Слим Хаддад Агламаз был ливанским арамеем-маронитом из местечка Джеззина в сорока километрах от Бейрута. Арамеями называли семитские (правильнее семитические) племена, примерно за тысячу–полторы тысячи лет до христианской эры пришедшие из Аравии на Ближний Восток. А особая ветвь христианства – церковь маронитов – возникла в V–VII веках уже нашей эры.

В начале прошлого века отец нынешнего телефонного магната вместе со своими родителями бежал из Ливана, находившегося тогда под властью турок, в Америку. Тем самым Джулиан Слим счастливо избежал кровавого геноцида 1915 года, когда на территории Оттоманской империи началась резня не только армян, но и вообще всех христиан – в том числе и ориентированных на католицизм маронитов.

В 1902 году Джулин Слим, еще будучи подростком, осел в далекой Мексике, а чуть позже открыл в столице галантерейную лавку под пышным названием «Звезда Востока». А когда по мостовым Мехико уже цокали вооруженные всадники революционной армии Панчо Вилья и все только и говорили, что о национализации и приватизации, решился на рискованную финансовую операцию – прикупил недвижимость в самом центре города.

Как оказалось впоследствии, это была очень удачная инвестиция. «И мужественный шаг, – настаивает сын Джулиана Слима. – Отец научил меня тому, что Мексика никуда не исчезнет, в какой бы тяжелый кризис эта страна ни ухнула в очередной раз. И если верить в свою страну, то любая серьезная инвестиция рано или поздно окупится». Так и случилось – шестерым детям Джулиана Слима и Линды Хелу, дочери преуспевавшего ливанского торговца, в наследство досталось хоть и небольшое, но все-таки состояние.

Тарифы для настоящих мачо

Карлос, родившийся 28 января 1940 года, был самым младшим в семье, но успеха добился такого, что и не снилось его старшим братьям и сестрам.

Закончив в 1961 году Мексиканский национальный автономный университет с дипломом инженера, Слим какое-то время преподавал математику и программирование, а затем занялся бизнесом. Подобно знаменитому «инвестиционному гуру» Уоррену Баффету, с которым его чаще всего сравнивают, мексиканский предприниматель первые крупные деньги сделал на поиске и скупке «недооцененных» компаний с целью их последующей перепродажи – уже как вполне прибыльных. В середине 1980-х годов, когда национальная экономика пребывала в состоянии вялотекущего дефолта, скупать компании за бесценок не составляло особого труда. Не прошло и десяти лет, как их продажная цена подскочила в десятки раз!

Сегодня финансово-промышленная империя «мистера Слима» (как его прозвали на родине) включает в себя сети супермаркетов, табачные компании и компании по производству цемента и меди, а также банки и все, что перечислено выше. Но большую часть его рекордного состояния принесла мексиканскому магнату за последние два десятилетия телефония – сначала обычная, с фиксированной платой, а затем сотовая. Принадлежащая ему компания America Movil является крупнейшим телекоммуникационным гигантом в Латинской Америке, контролирующим в Мексике 90 % фиксированной и 80 % мобильной связи – через фирмы Telefonos de Mexico (Telmex) и Telcel, соответственно.

Первую, Telmex, мистер Слим приобрел у государства в 1990 году, возглавив пул инвесторов, среди которых были и такие солидные игроки, как France Telecom и Southwestern Bell Corporation. Иначе говоря, приватизировал.

Произошло это при самом удачном стечении обстоятельств – хозяином президентского дворца в Мехико как раз стал тезка Слима и его давний приятель Карлос Салинас. Формально тендер был публичным, но не нашему читателю объяснять, как проходят массовые приватизации. При президенте Салинасе, которого активно поддерживали Международный валютный фонд и Всемирный банк, принадлежавшие государству компании распродавались десятками, и одним из тех, кто вовремя успел к дележу пирога, был как раз мистер Слим. По еще одному случайному совпадению спустя три года именно он вместе с 30 другими представителями национальной бизнес-элиты на одном торжественном ужине внесли в среднем по $25 млн в избирательный фонд возглавлявшейся Салинасом политической партии…

Правда, тому это не помогло – в 1994 году Салинас покинул свой пост, был тут же обвинен в мошенничестве и коррупции и с тех пор скрывается от мексиканского правосудия где-то в Ирландии.

Короче, история до боли знакомая.

Мистера Слима обвиняли и в том, что после приватизации Telmex он практически монополизировал рынок фиксированной связи, задрав тарифы чуть ли не до рекордно высоких в мире. Во всяком случае из доклада Организации по организации экономического сотрудничества и развития следует, что телефонные звонки в Мексике стоят на 50 % дороже, чем в среднем по американскому региону. Похожую ситуацию рисует и журнал Forbes (данные за 2003 год – видимо, устаревшие): средний месячный счет за телефонные переговоры для малого бизнеса в Мексике равен $132 – в сравнении с $60 для аналогичных счетов в США.

В ответ на эти обвинения олигарх обычно отвечал в том духе, что благодаря ему в отсталой Мексике появилась устойчивая телефонная, а затем и мобильная связь, Интернет и даже первые телефонные книги (!). Что истинная правда. И что вообще, мол, компания Telmex вовсе не является монополистом – что тоже отчасти верно.

Как бы то ни было трудно отрицать, что Карлос Слим быстро и эффективно телефонизировал свою технически отсталую родину. И не только ее – купив позже за $3,7 млрд весь бизнес в Латинской Америке крупнейшего американского оператора связи, Verizon Corporation, мексиканец повторил свой опыт в Пуэрто-Рико, Доминиканской Республике и других странах Западного полушария. Общее число абонентов, чью связь обеспечивают компании, принадлежащие Слиму, давно превысило 100 миллионов человек.

Провайдер-«чайник»

В Мексике принято говорить, что ничто в этой стране не происходит без пристального внимания мистера Слима. Как не проходит и дня в жизни среднего мексиканца, чтобы за этот день он лично не повысил бы благосостояние мистера Слима. Потому что самому богатому человеку в мире на его родине принадлежит не только связь, но и многое другое, объединенное в промышленно-финансовый холдинг Grupo Carso. Это сети супермаркетов и универмагов, горнодобывающая промышленность, нефть и газ, ведущий национальный производитель сигарет Cigatam.

Слим владеет крупными пакетами акций известных сетей книжных магазинов Barnes & Noble и Borders, магазинов товаров luxury – Sax Fifth Avenue, магазинов электроники CompUSA, авиакомпании Volaris, крупнейшего австрийского оператора Telecom Austria. И еще он является крупнейшим единоличным владельцем акций не какой-нибудь местной газеты – а самой The New York Times. И владел правами на телетрансляцию на Латинскую Америку обеих последних Олимпиад – зимней в Сочи и летней в Рио.

Акции всех компаний, контролируемых Слимом, давно «весят» более половины всего мексиканского фондового рынка. Не случайно их владелец избирался вице-президентом Мексиканской биржи (Bolsa) и президентом Национальной ассоциации брокеров, а в 1996 году стал первым президентом Комитета по странам Латинской Америки в административном совете Нью-Йоркской фондовой биржи (NYSE).

Сам мексиканский магнат против того, чтобы его сравнивали с Уорреном Баффетом, предпочитая называть себя оператором, а не инвестором. Ему действительно нравится управлять своим обширным хозяйством, а не просто вкладывать деньги в новые компании с целью их дальнейшей продажи.

Стиль управления Слима во многом напоминает стиль управления, принятый в современном бизнесе, связанном с высокими технологиями. Мексиканский магнат, впрочем, и не скрывает, что во многом следует корпоративному духу американской Силиконовой долины. Мистер Слим вообще свято верит в новые технологии, в частности в Интернет: «Интернет – это сердце нарождающейся новой цивилизации, а телекоммуникации – это ее нервная или кровеносная система… Технологии меняют жизнь людей и общества по всему миру, и моя главная задача – понять, что происходит, и где я могу во-время и с выгодой подключиться к этому процессу».

Любопытно, что это говорит человек, который, по его собственному признанию, так и не научился работать на компьютере! «У меня, конечно, есть лэптоп, – ошарашил он как-то журналистов, – но я его даже не включал. Я человек «бумажной» культуры, а не электронной».

Последнее обстоятельство не мешает мистеру Слиму владеть крупнейшим национальным Интернет-провайдером ISP, а после приобретения американской компании Prodigy – стать одним из крупнейших игроков на рынке сетевых услуг США. Мексиканскому «чайнику» принадлежит и лидер компьютерной торговли – компания CompUSA с ее двумя сотнями магазинов на территории Штатов и Пуэрто-Рико. А в 1997 году, как раз перед тем как компания Apple Computer презентовала свою новую линию iMac, мистер Слим прозорливо купил 3 % акций Apple, цена на которые вскоре резко взлетела.

Вместе с тем Карлос Слим не спешит ставить крест на «старом добром бизнесе» – таком, каким он был до наступления электронной эры: «Мне представляется, что главной ошибкой сегодняшнего дня является убеждение в том, что старомодный бизнес себя полностью исчерпал, хотя на самом деле он по-прежнему будет играть важную роль в этой новой цивилизации. Многие компании с энтузиазмом внедряют эфемерный e-business, посчитав, что в грубых «кирпичах» отпала всякая нужда. Однако без них серьезного бизнеса не построишь».

Патриотически ориентированная акула капитализма

В странах «развитого капитализма» такая фигура, как Карлос Слим Хелу, немедленно превратилась бы в культовую. Самый богатый человек в мире, да еще self-made, создал рабочие места для 218 тысяч человек и вывел свою страну на широкую дорогу технического прогресса… Иконы бы делать из этих людей!

Однако на родине магната отношение к нему не столь однозначно. Мексиканцы в массе своей не склонны умиляться «трудовым подвигам» олигарха – пусть даже он и потрафил патриотическому чувству, во время оно на целых четыре года обогнав «самого Билла». Все знают, что в этой стране на протяжении последнего века еще никто и никуда не пробивался без злоупотреблений и коррупционных скандалов.

В 2005 году в центристской газете La Reforma появилась многозначительная карикатура. В центре боксерского ринга разлегся огромный мистер Слим, буквально размазавший по полу своего крошечного соперника, а вместо канатов – телефонные кабели… И подпись «Малышка на миллиард долларов» – очевидный намек на фильм Клинта Иствуда «Малышка на миллион долларов», в котором, если кто не в курсе, речь идет как раз о боксе.

Подозрения в нечистой игре и слишком демонстративной дружбе с власть имущими не покидали бизнесмена все последние полвека – с тех пор, как он занялся своим бизнесом. Любопытно, что за эти годы  Слима ни разу официально не обвиняли, не арестовывали и не допрашивали в связи с каким-либо коррупционным или иным уголовным делом. Тем не менее для многих рядовых мексиканцев он «олигарх», «капиталистическая акула», а значит, заведомо виновен во всех смертных грехах! Главным из коих является, конечно, его просто-таки неприличное богатство.

Между тем, самый богатый человек не только в Мексике, но в мире ничем не погрешил против традиций ведения бизнеса у себя на родине. В Мексике все более или менее удавшиеся предприниматели – по определению олигархи. Иначе говоря, все они сделали себе состояние благодаря связям на различных уровнях местной «вертикали власти», чтобы в дальнейшем конвертировать богатство во влияние – на ту же вертикаль. В английском языке такой капитализм еще называют crony – на русский точнее всего это прилагательное переводится как «блатной». Так что бизнес телефонного магната в этом смысле ничем не выделяется по сравнению со всеми прочими.

Да и в быту самый богатый человек в мире ведет себя на удивление скромно, совсем не балуя бульварную прессу шокирующими подробностями. Штаб-квартира его компании в Мехико долгие десятилетия размещалась в скромном двухэтажном доме, почти теряясь на фоне окружавших его офисных небоскребов. Первоклассные гаванские сигары да уикенд в собственном загородном доме вдали от гудящего мегаполиса – вот и все радости жизни, которые позволял себе самый богатый человек в мире.

Тем не менее, относительно недавно, когда многие страны Латинской Америки заметно качнулись влево, мистеру Слиму вновь пришлось продемонстрировать свое безукоризненное деловое чутье. Мексиканский олигарх, знаменитый своей нелюбовью к публичности, неожиданно выступил в СМИ с сенсационным документом – своего рода манифестом, обращенным к властям и большому бизнесу. Целью манифеста, озаглавленного «Чапултепекским пактом» (Chapultepec Accord – по названию священного холма древних ацтеков на территории мексиканской столицы), было… Никогда не отгадаете – установление большего равенства и социальной справедливости в Мексике! А в перспективе – и на всем континенте.

Конкретно крупнейший олигарх призывал правительство реформировать всю систему правосудия, бороться с коррупцией, создавать общественные фонды, развивать здравоохранение и образование. А также оказывать помощь бизнесу – но не всякому, а лишь «социально ответственному» и «национально ориентированному». Попутно автор обрушился с критикой в адрес неких сил извне, пытавшихся навязать Мексике «так называемую неолиберальную модель экономики», – по мнению олигарха, абсолютно провальную и не соответствующую национальным традициям.

Санта-Клаус в сомбреро

Знакомые слова! Тем более любопытно, что прозвучали они из уст человека, чей бизнес расцветал под зонтиком NAFTA – Соглашения между США, Канадой и Мексикой о североамериканской зоне свободной торговли.

Однако популистские тирады мистера Слима имели под собой и вполне отчетливый корыстный интерес. Как раз перед этим американский телекоммуникационный гигант AT & T открыто бросил перчатку компаниям олигарха, попытавшись вторгнуться на перспективный мексиканский рынок, и тут же получил отпор от защитника «национально ориентированного бизнеса».

Как отмечают эксперты, ничего невероятного в манифесте мексиканского магната на самом деле не было. Один политический аналитик назвал «Чапултепекский пакт» списком «рождественских просьб к Санта-Клаусу со стороны любого мексиканца, желающего счастья и процветания своей стране». Правда, тут же добавил: «Отличие лишь в том, что когда мистер Слим говорит, вся Мексика слушает».

Тем более что словесной декларацией самый богатый мексиканец не ограничился. Сразу после публикации «пакта» мистер Слим объявил о выделении $4 млрд на благотворительные взносы и гранты, подкрепив свои обещания первым в жизни личным присутствием на заседании Конгресса, а также серией интервью в СМИ – притом что раньше каждое слово у «молчуна» Слима журналистам приходилось выбивать месяцами и годами. Кроме того, олигарх и по совместительству борец за социальную справедливость создал и возглавил Фонд развития стран Латинской Америки, которому мистер Слим выделил десяток с лишним миллиардов долларов на поддержку медицинских и образовательных программ.

Вообще в последние годы мистер Слим, еще в 1999-м перенесший серьезную операцию на сердце и в том же году овдовевший, заметно отошел от бизнеса. Оперативное управление своей финансово-промышленной империей он переложил на плечи наследников – трех сыновей (всего у него шесть детей) и одного из зятьев, а сам занялся благотворительностью. «Я всегда утверждал, – заявил мистер Слим журналистам, – что чем богаче человек, тем больше он должен помогать другим. Точно также я всегда утверждал, что для того чтобы компания процветала, нужно и ее благотворительную деятельность проводить максимально эффективно – с выгодой для компании».

В последние десятилетия олигарх увлекся коллекционированием произведений искусства. После смерти жены Соумайи (когда ее не стало, вместе с убитым горем вдовцом рыдала вся нация, выросшая на родных душещипательных телесериалах) он основал в столице музей ее имени. Хитами экспозиции являются самое большое собрание скульптур Родена за пределами Франции, самая крупная коллекция соработ Дали в Латинской Америке, шедевры Леонардо, Пикассо, импрессионистов. Обе компании Слима – Telmex и Grupo Carso – также ведут собственные благотворительные программы, включающие в себя широкий спектр пожертвований, – от выделения грантов университетам и научно-исследовательских учреждениям до поставки медицинской техники больницам.

Но главным объектом филантропической деятельности мистера Слима остается его родной Мехико. В 2000 году Слим основал Фонд исторического центра Мехико, целью которого стали реставрация и возрождение, а по сути – спасение исторических кварталов, буквально «затираемых» архитектурными новоделами бурно растущего крупнейшего мегаполиса в мире.

Видимо, азартному мексиканскому мачо страсть как хочется победить своего давнего соперника и крупнейшего на данный момент филантропа Билла и в другой «гонке века» – кто больше всех пожертвует на благотворительность.


Комментарии отсутствуют

Добавить комментарий

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи

               Copyright © Системный администратор

Яндекс.Метрика
Tel.: (499) 277-12-41
Fax: (499) 277-12-45
E-mail: sa@samag.ru