Back in USSR::Журнал СА 01-02.2019
www.samag.ru
     
Поиск   
              
 www.samag.ru    Web  0 товаров , сумма 0 руб.
E-mail
Пароль  
 Запомнить меня
Регистрация | Забыли пароль?
О журнале
Журнал «БИТ»
Подписка
Где купить
Авторам
Рекламодателям
Магазин
Архив номеров
Вакансии
Контакты
   

ЭКСПЕРТНАЯ СЕССИЯ 2019


  Опросы

Какие курсы вы бы выбрали для себя?  

Очные
Онлайновые
Платные
Бесплатные
Я и так все знаю

 Читать далее...

1001 и 1 книга  
28.05.2019г.
Просмотров: 1335
Комментарии: 2
Анализ вредоносных программ

 Читать далее...

28.05.2019г.
Просмотров: 1439
Комментарии: 1
Микросервисы и контейнеры Docker

 Читать далее...

28.05.2019г.
Просмотров: 1112
Комментарии: 0
Django 2 в примерах

 Читать далее...

28.05.2019г.
Просмотров: 857
Комментарии: 0
Введение в анализ алгоритмов

 Читать далее...

27.03.2019г.
Просмотров: 1441
Комментарии: 0
Arduino Uno и Raspberry Pi 3: от схемотехники к интернету вещей

 Читать далее...

Друзья сайта  

Форум системных администраторов  

sysadmins.ru

 Back in USSR

Архив номеров / 2019 / Выпуск №01-02 (194-195) / Back in USSR

Рубрика: Карьера/Образование /  Ретроспектива

Владимир Гаков ВЛАДИМИР ГАКОВ, писатель, специалист по научной фантастике, журналист, лектор. Окончил физфак МГУ. Работал в НИИ. С 1984 г. на творческой работе. В 1990-1991 гг. – Associate Professor, Central Michigan University. С 2003 г. читает курс по истории бизнеса в Институте бизнеса и делового администрирования (ИБДА) Российской академии народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС). Автор 8 книг и более 2000 публикаций

Back in USSR

Разобравшись с прошлым и настоящим современной электроники и информатики (несколько десятков статей о крупнейших компаниях-производителях США и стран Юго-Восточной Азии было опубликованно в «СА») и с ее вероятным будущим (о состоянии дел в Китае – см. №№ 8-10 за прошлый год), автором овладело естественное желание еще раз заглянуть в прошлое. Но в прошлое – наше, «родное». А конкретно – в историю развития советской электроники

Буржуазную лженауку – на службу социализму

Увы, история эта начиналась безрадостно, хотя затем наметился некоторый подъем. А в итоге, перефразируя известную присказку, «жили они (советская электроника и страна, которой эта электроника служила, как могла) недолго, носчастливо – и умерли в один день».

Книга Норберта Винера «Кибернетика», первое русское издание, 1958 г.
Книга Норберта Винера «Кибернетика», первое русское издание, 1958 г.

Дореволюционные заслуги отечественных ученых и изобретателей, скажем, в близкой области средств связи трудно переоценить. Достаточно назвать одного из пионеров радио Александра Попова, изобретателей телевидения Бориса Розинга и Владимира Зворыкина и видеопроигрывателя Александра Понятова. Два последних еще и преуспели в коммерческом использовании собственных изобретений. Но уже на своей второй родине – в Америке…

А вот с электроникой, компьютерами и всем, с ними связанным, как-то не заладилось.

Хотя трудно было ожидать иного, если уже в первое послевоенное десятилетие теоретическая основа бурно развивавшейся тогда вычислительной техники – кибернетика – числилась в СССР наукой нон-грата. До «продажной девки империализма», как заклеймили тогда с высоких трибун еще одну опальную науку – генетику, дело, правда, не дошло. Но и официальный ярлык «буржуазная (реакционная) лженаука» тоже что-то значил. Для ученых-математиков иинженеров-электронщиков – ничего хорошего (хотя вторые отделались не в пример легче – о чем будет сказано ниже).

В 1948 году в США вышла книга Норберта Винера (отец которого, кстати, эмигрировал в Америку из Польши, входившей тогда в состав Российской империи) «Кибернетика, или Управление и связь в животном и машине». В СССР она прочно угодила в спецхраны (для читателей помоложе стоит, вероятно, пояснить, что так назывались библиотечные отделы, книги из которых выдавались лишь специалистам с особым допуском) и была издана на русском только десятилетие спустя – в 1958- м. В начале хрущевской «оттепели»…

До этого о крамольной книге и новой науке можно было писать и говорить с трибуны лишь гневно-критически, с обличительным пафосом и приклеиванием идеологических ярлыков. Типа «буржуазная лженаука» или разнообразных вариаций, как то: «наука мракобесов» («Литературная газета», 1952 г.), «пустоцвет на древе познания» (орган ЦК КПСС журнал «Вопросы философии», 1953 г.), «реакционная лженаука» и «одна из форм идеологического оружия» (4-еиздание «Краткого философского словаря», 1954 г.). Тогда многие подумали, что общественное мнение готовят к очередном идеологическому погрому – в стиле печальной памяти сессии сельхозакадемии (ВАСХНИЛ) в том же 1948- м, уничтожившей генетику.

Партийных идеологов можно понять. Что это еще за «универсальная наука о связях и коммуникациях в технике, живых существах и общественной жизни, о “всеобщей организации” и управлении всеми процессами в природе и обществе»!.. Особые подозрения вызвал последний объект управления – общественные процессы. А марксизм тут с какого боку! И куда денется пролетариат, если его, как полагал Винер, в будущем заменят промышленные роботы…

Исаак Брук (слева) и Башир Рамеев с выданным патентом на «автоматическую цифровую электронную машину»
Исаак Брук (слева) и Башир Рамеев с выданным патентом на «автоматическую цифровую электронную машину»

Но если теоретическая дисциплина – кибернетика – в СССР на десятилетие была по существу загнана в подполье, то практика – вычислительная техника – все это время особых гонений не испытывала. Даже наоборот – оказалась востребованной, хотя по большей части в закрытых НИИ и лабораториях, где от ученых и инженеров результатов ждали в основном военные.

Удивительно, но в том же «историческом» 1948 году произошли еще три события, определившие развитие отечественной электроники – на сей раз со знаком плюс.

Во-первых, Сталину поступило письмо от академика Михаила Лаврентьева – в то время директора киевского Института математики АН УССР. Ученый писал вождю о возросшем значении вычислительной техники, о ее близких и далеких перспективах. Судя по всему, реакция главы Совмина (а занимал эту должность как раз Сталин) была положительной, потому что уже в конце июня того же года вышло правительственное постановление о создании Института точной механики и вычислительной техники (ИТМиВТ). И еще одно – о создании СКБ-245 при московском заводе САМ. Задача перед новым «почтовым ящиком» ставилась предельно конкретная: строительство вычислительной техники для нужд обороны. Именно из цехов и лабораторий СКБ-245 вышли первые советские серийные ламповые машины «Стрела», «Полет» и «Оператор», а также первые электронные – М-20, «Урал1», «Погода», «Кристалл», М-205 и М-206.

Второй новостью стало то, что в декабре сотрудникам Энергетического института АН СССР Исааку Бруку и Баширу Рамееву был выдан авторский патент на «автоматическую цифровую электронную машину».

И наконец, в конце года в секретной лаборатории под Киевом начались работы по созданию первого, вероятно, отечественного компьютера – Малой электронной счетной машины. Возглавлял этот проект тогдашний директор Института электротехники АН УССР (и по совместительству руководитель лаборатории только что созданного института, о котором речь шла выше) Сергей Лебедев.

Кит, идущий на таран

О выдающемся ученом, которому более чем к кому-либо подходит почетное звание «отец отечественной электроники», стоит сказать особо. Но прежде – еще об одном его коллеге, менее титулованном и не столь широко известном, однако, оказавшем огромное влияние на тогдашнюю «перестройку» в отношении «узких масс» – партийного начальства – к кибернетике и вычислительной технике.

Анатолий Китов – пионер кибернетики, информатики и автоматизированных систем управления
Анатолий Китов – пионер кибернетики, информатики и автоматизированных систем управления

Анатолий Китов не стал академиком – остался простым доктором наук, продвигаясь по карьерной лестнице в системе министерства обороны: научный референт, преподаватель отраслевого вуза, завотделом военной академии и директор военного же вычислительного центра. Но главная его заслуга в начальственном «признании» кибернетики заключалась в ином: с неистовством (другое слово подобрать трудно) энтузиаста – если не фанатика! – он буквально таранил бастионы косности и подозрительности (особенно крепкие в армейской среде), «пробивая» опальную науку.

Прочитав книгу Винера, сотрудник Министерства обороны буквально заболел кибернетикой. Защитив кандидатскую диссертацию по программированию задач ракетной баллистики в Академии артиллерийских наук, он возглавил там отдел ЭВМ и читал один из трех первых в стране курсов лекций по вычислительным машинам и программированию (два других читали уже упомянутые Сергей Лебедев в МЭИ и Башир Рамеев в МИФИ).

А в 1955 году в соавторстве с двумя математиками – ученым с мировым именем академиком Сергеем Соболевым и будущим членом-корреспондентом Алексеем Ляпуновым – Китов (к тому времени возглавивший головной Вычислительный центр Минобороны) взорвал «бомбу» – опубликовал в «Вопросах философии» статью «Основные черты кибернетики». Первую в стране публикацию (и где – в директивном партийном журнале!), в которой молодая наука не осуждалась и неизничтожалась под корень. А наоборот – всячески приветствовалась и поддерживалась!

О том, что в те времена значила подобная публикация, свидетельствует следующий факт. В том же году вышел дополнительный тираж вышупомянутого «Краткого философского словаря», и там статья «Кибернетика» была переписана, чтоназывается, до неузнаваемости. Безо всяких упоминаний о «лженауке»…

Анатолий Китов еще много чего успел за долгую жизнь (он скончался в 2005 году в возрасте 85 лет). Руководил созданием в 1958 году самой мощной тогда – не в СССР, в мире! – ламповой ЭВМ М-100 (с быстродействием сто тысяч операций в секунду). Двумя годами раньше опубликовал первую в стране «открытую» (то есть доступную широкому читателю) книгу об ЭВМ – монографию «Электронные цифровые машины». По ней, кстати, впервые знакомился с новой дисциплиной будущий создатель отечественных ЭВМ академик Виктор Глушков. А в 1959 году в соавторстве с Николаем Криницким Китов написал и первый учебник по ЭВМ и программированию, официально допущенный Министерством образования для вузов страны.

В том же году Китов направил в ЦК докладную записку с предложениями по использованию вычислительных машин в планировании и управлении национальной экономикой. Идеи энтузиаста пришлись ко двору, и вскоре вышло Постановление ЦК КПСС и Совмина «Об ускорении и расширении производства вычислительных машин и их внедрении в народное хозяйство».

А Китов все не унимался. И, как следовало ожидать, напоролся на вполне прогнозируемую «мину», на которой постоянно подрывались реформаторы в нашей стране: замахнулся на святая святых. Подготовленный к концу того же года новый доклад «наверх» с предложением создания единой автоматизированной системы управления – вооруженными силами и экономикой в целом – на базе общей сети ВЦ, напротив, вызвал гнев руководства. И армейского, и партийного.

Это как же понимать – какие-то счетные машины вместо Генштаба и Политбюро? Да еще объединенные в какую-то систему, что с неизбежностью ставило крест на централизованной системе управления в стране. Короче, чересчур активного «прожектера» было решено примерно «окоротить» – в назидание прочим реформаторам, покусившимся на основы. И Китова сняли с занимаемой должности в Минобороны, а заодно исключили из партии.

Созвездие Лебедя

А теперь – о Сергее Лебедеве, без которого отечественная электроника еще когда бы встала на ноги. О директоре ИТМиВТ, дважды академике – общесоюзной и украинской академий, Герое Соцтруда и лауреате трех главных премий в СССР– Сталинской, Государственной и Ленинской. И, как писали в старину, «и прочая, и прочая».

Сергей Лебедев – один из основоположников советской отрасли вычислительной техники
Сергей Лебедев – один из основоположников советской отрасли вычислительной техники

Он родился в Нижнем Новгороде в семье учителей, его старшая сестра Татьяна Маврина стала известным художником. Закончил знаменитую Бауманку с дипломом инженера-электрика, работал во Всесоюзном электротехническом институте, а когда электротехнический факультет выделился в самостоятельный Московский энергетический институт, начал преподавать в нем и быстро стал профессором. И, едва разменяв пятый десяток, был избран академиком АН УССР и возглавил киевский Институт электротехники.

Став директором, Лебедев организовал в институте лабораторию моделирования и вычислительной техники. Где и была создана первая в стране – и в континентальной Европе («за вычетом», естественно, островной Великобритании) – Малая электронно-счетная машина (МЭСМ). В ней уже присутствовали основные принципы построения будущих компьютеров: арифметическое устройство, иерархический принцип построения памяти, устройство ввода/вывода иуправления, двоичная система счисления, автоматическое выполнение вычислений на основе хранимой программы, использование численных методов и многое другое. И, пожалуй, главное (Лебедев пришел к этой идее независимо отДжона фон Неймана) – кодирование и хранение в памяти не только чисел, но и программ.

Первая в стране – и в континентальной Европе («за вычетом», естественно, островной Великобритании) – Малая электронно-счетная машина (МЭСМ)
Первая в стране – и в континентальной Европе («за вычетом», естественно, островной Великобритании) – Малая электронно-счетная машина (МЭСМ)

В 1950 году Лебедев переехал в Москву и стал работать в ИТМиВТ, где, как уже было сказано, руководил созданием БЭСМ-1 (Большой – или, по другим источникам, Быстродействующей – электронно-счетной машины), положившей начало успешной серии отечественных «больших машин». Первая «серьезная» отечественная ЭВМ (ее 5000 электронных ламп обеспечивали быстродействие до 10 тысяч операций в секунду) заработала в 1952 году. А в октябре следующего, будучи представленной на международной конференции в немецком городе Дармштадт, удостоилась «титула» самого быстродействующего компьютера в Европе. По объему памяти и быстродействию советская ЭВМ уступала лишь американской IBM 701.

После успеха БЭСМ-1 Лебедев возглавил институт, впоследствии названный его именем. В 1955 году там была создана (при участии упомянутого выше СКБ-245) еще одна машина – М-20. Сначала на лампах, которые потом были заменены феррит-транзисторными ячейками, а еще позже – полупроводниками. На базе полупроводниковой М-20 была создана серийная ЭВМ – БЭСМ-4.

Всего же под руководством Сергея Лебедева на свет родилось полтора десятка типов ЭВМ – от ламповых БЭСМ (первой и второй моделей) и М-20 до современных суперкомпьютеров на интегральных схемах.

При этом директор института, академик и лауреат не был замкнут лишь на узких профессиональных интересах. Его фамилия стояла под знаменитым «Письмом трехсот» – обращением в 1955 году видных отечественных ученых в Президиум ЦК КПСС с оценкой состояния биологической науки в СССР и критикой «лысенковщины». (Письмо сыграло едва ли не главную роль в отставке Лысенко и прекращении травли генетиков.). А позже – уже с профессиональных позиций – Лебедев подверг резкой критике поворот (как многие считают – фатальный) отечественной электроники к безоглядному копированию американской IBM 360 (наша версия называлась ЕС ЭВМ) в ущерб собственным оригинальным разработкам.

Машинный зал ЭВМ «Стрела»
Машинный зал ЭВМ «Стрела»

За Лебедевым, как за флагманом, в первое послевоенное десятилетие тянулись и другие разработчики вычислительной техники. Так, в упомянутом выше подмосковном СКБ-245 под руководством Юрия Базилевского была создана, по сути, первая отечественная промышленная (выпущено семь экземпляров) ЭВМ «Стрела» с быстродействием в две тысячи операций в секунду.

А группа под руководством Исаака Брука в 1951 году запустила – одновременно с МЭСМ – свою «малую машину» М-1. Быстродействие ее было невелико (всего 20 операций в секунду – однако и этого хватало для решения задач поядерной физике в Курчатовском институте), но и размеры поражали: машина умещалась на площади всего в девять квадратных метров – при ста метрах, занимаемых той же БЭСМ- 1! Да и энергии потребляла куда меньше. Кроме того, следующая модель М-2, появившаяся двумя годами позже, по быстродействию достигла «Стрелу» (при незначительном росте габаритов и энергопотребления) и по соотношению главных параметров (цена, размеры и производительность) стала, по оценкам специалистов, лучшим советским компьютером на то время. Между прочим, М-2 вышла победителем первого международного шахматного турнира среди компьютеров.

Эти три машины – БЭСМ, «Стрела» и М-2 – представляли собой советские ЭВМ первого поколения. То есть элементная база на электронных лампах – и соответствующие большие габариты и потребление энергии, а с другой стороны – низкая надежность и узкий круг пользователей (в основном ученые). Но свою работу они делали, поставленные задачи решали. А требуемых специалистов для их обслуживания поставляла первая отечественная «кузница кадров» – отделение прикладной математики МИАН. Оно было создано в 1953 году и позднее выделилось в одноименный НИИ, который возглавил Мстислав Келдыш – будущий президент Академии наук.

Экспорт «кремниевой революции»

Эта революция в электронике, как известно, началась в конце 1940-х годов, когда американскими учеными Джоном Бардиным, Уильямом Шокли и Уолтером Брандейном был изобретен первый полупроводниковый транзистор на базе германия. Использование транзисторов и впоследствии микросхем в качестве элементной базы ЭВМ привело к существенному уменьшению габаритов и потребления энергии вычислительных машин, их превращению в компактные высокопроизводительные устройства – компьютеры в нынешнем понимании. В ЭВМ второго поколения операции ввода/вывода совмещались с вычислениями в центральном процессоре, а для самого ввода и вывода данных использовались алфавитно-цифровые устройства. Кроме того, сами программисты теперь уже не допускались в машинный зал, сдавая программу оператору, который и «общался» с машиной.

Примерно спустя десятилетие – в конце 1950-х – «кремниевая революция» докатилась и до нашей страны: в СССР было налажено собственное серийное производство транзисторов. Что открыло дорогу к созданию собственных же ЭВМ второго поколения. К ним относились М-220, «Минск-2» и его последующие версии, созданные в Ереване «Наири» (первая в СССР ЭВМ с микропрограммным управлением) и «Раздан».

Виктор Глушков – один из основателей кибернетики в Советском Союзе
Виктор Глушков – один из основателей кибернетики в Советском Союзе

В стране появились и первые системы автоматизации производства и технических процессов. Разработку таких систем начали в 1958 году в академическом Институте электронных управляющих машин (ИНЭУМ), а также в Киеве подруководством Виктора Глушкова (универсальная ЭВМ «Днепр» с устройством связи с объектом, включающим аналого-цифровые и цифро-аналоговые преобразователи) и в ленинградском КБ-2 под руководством Филиппа Староса и Иосифа Берга (УМ-1НХ; о создателях этой машины – см. заметку в «Зале славы» в этом номере журнала. – В.Г.).

Ну и, конечно, не были обделены вниманием военные. Построенные для них машины М-40 (с быстродействием в 40 тысяч операций в секунду) и М-50 (с остающимися ламповыми компонентами) позволили к 1961 году построить первую вСССР систему ПРО. Спустя пять лет усовершенствованная система (на базе двухпроцессорных ЭВМ 5Э926, объединенных в сеть из 12 машин с производительностью в полмиллиона операций в секунду каждая), созданная «командами» Лебедева и Всеволода Бурцева, «закрыла» небо над Москвой. И модификации этой системы ПРО просуществовали до начала «нулевых». Позже были начаты работы по созданию ПРО над всей территорией страны, но он были свернуты поусловиям подписанного в 1972 году советско-американского Договора по ограничению систем противоракетной обороны (ПРО-1).

Под руководством Лебедева и Михаила Шуры-Буры были созданы программы расчета атомного взрыва (для БЭСМ- 1), а также взрыва термоядерного – для «военной» ЭВМ «Стрела» (методику разработали ведущие советские математики – Константин Семендяев, Израиль Гельфанд, Андрей Тихонов и Александр Самарский). К концу 1950-х появились первые отечественные системы для наведения истребителей-перехватчиков («СПЕКТР-4»), опытные образцы ЭВМ длясистем противовоздушной обороны, мобильная полупроводниковая ЭВМ «Курс» для обработки радиолокационной информации, микропрограммная специализированная ЭВМ «Тетива» для системы ПВО...

(Продолжение следует)


Комментарии отсутствуют

Добавить комментарий

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи

               Copyright © Системный администратор

Яндекс.Метрика
Tel.: (499) 277-12-41
Fax: (499) 277-12-45
E-mail: sa@samag.ru