::Журнал СА 10.2015
www.samag.ru
     
Поиск   
              
 www.samag.ru    Web  0 товаров , сумма 0 руб.
E-mail
Пароль  
 Запомнить меня
Регистрация | Забыли пароль?
Журнал "Системный администратор"
Журнал «БИТ»
Наука и технологии
Подписка
Где купить
Авторам
Рекламодателям
Магазин
Архив номеров
Вакансии
Контакты
   

  Опросы

Какие курсы вы бы выбрали для себя?  

Очные
Онлайновые
Платные
Бесплатные
Я и так все знаю

 Читать далее...

1001 и 1 книга  
20.12.2019г.
Просмотров: 4889
Комментарии: 0
Dr.Web: всё под контролем

 Читать далее...

04.12.2019г.
Просмотров: 6144
Комментарии: 0
Особенности сертификаций по этичному хакингу

 Читать далее...

28.05.2019г.
Просмотров: 7381
Комментарии: 2
Анализ вредоносных программ

 Читать далее...

28.05.2019г.
Просмотров: 7728
Комментарии: 1
Микросервисы и контейнеры Docker

 Читать далее...

28.05.2019г.
Просмотров: 6774
Комментарии: 0
Django 2 в примерах

 Читать далее...

Друзья сайта  

Форум системных администраторов  

sysadmins.ru

 «Америка слушает!»

Архив номеров / 2015 / Выпуск №10 (155) / «Америка слушает!»

Рубрика: Карьера/Образование /  Ретроспектива

Владимир Гаков ВЛАДИМИР ГАКОВ, писатель-фантаст, лектор. Окончил физфак МГУ. Работал в НИИ. С 1984 г. на творческой работе. В 1990-1991 гг. – Associate Professor, Central Michigan University. С 2003 г. преподает в Академии народного хозяйства. Автор 8 книг и более 1000 публикаций

«Америка слушает!»

Шестого марта этого года для американского телекоммуникационного гиганта American Telephone and Telegraph Corporation (которого вся страна и мир знают под сокращенным именем – AT&T) «случилось страшное», как пафосно произносили в забавном рекламном клипе

Скупые строчки новостных агентств сообщали, что компания «покинула список «участников» индекса Доу-Джонса и ее место заняла Apple». Что это за индекс (для тех, кто не в курсе), что значит «быть в индексе» или, соответственно, в нем отсутствовать – об этом чуть ниже. Но для всего мирового бизнеса данная новость означала следующее: золотые денечки для флагмана телефонно-телеграфных коммуникаций остались позади. Потому что наступила эра коммуникаций других – условно говоря, «айфонных».

«Царь-колокол» по-американски

Прежде чем перейти к истории AT&T, краткое напоминание, что это, собственно, за индекс такой – Доу-Джонса, о каковом слышали даже те, кто бесконечно далек от фондового рынка, биржи, акций и тому подобных материй.

Создатель и на первых порах бессменный редактор ведущего американского делового издания – газеты The Wall Street Journal – Чарльз Доу еще в конце позапрошлого века придумал нечто, что обессмертило его фамилию (вместе с фамилией совладельца одноименной компании Dow Jones – некоего Джонса, который таким образом вошел в историю как бы «сбоку-припеку»). А именно создал некий эффективный инструмент оценки состояния фондового рынка. Насколько эффективный – подтвердил последний век с четвертью, на протяжении всего этого времени весь деловой мир регулярно сверял свое текущее состояние по не дававшему сбоев «барометру» – «Промышленному индексу Доу-Джонса». А рассчитывался упомянутый индекс, как среднее арифметическое цен на акции крупнейших на данное время компаний. Первоначально это были девять железнодорожных и две промышленные компании, затем количество «фигурантов» и сами они постоянно менялись. И вот без малого век, начиная с 1928 года, индекс рассчитывается на основе цен на акции тридцати крупнейших компаний. Надо ли добавлять, что попасть в заветную «великолепную тридцатку» или, напротив, вылететь из нее – событие для конкретной компании, прямо скажем, историческое. С каким бы знаком оно не воспринималось.

AT&T впервые появилась в индексе Доу-Джонса в 1999 году (хотя и носила тогда другое имя, о чем ниже). Но и до этого замечательного события американский (а в последние десятилетия с неизбежностью и транснациональный) телекоммуникационный гигант не мог пожаловаться на отсутствие внимания к своей «персоне». В Америке – во всяком случае.

Потому что AT&T ведет свою родословную с самого первого телефона в истории. А тот, как известно, был изобретен перебравшимся в США шотландским самоучкой (и, по сути, дилетантом) Александром Грэмом Беллом. И хотя запатентованный им в 1876 году аппарат для передачи человеческой речи на расстояние вызвал впоследствии споры о приоритете, со временем титул «отца телефонии» закрепился за Беллом, кажется, окончательно и бесповоротно. А спустя три года после получения патента изобретатель телефона основал компанию – The American Bell Telephone Company, которая позже, в 1885 году, влилась в другую – American Telephone and Telegraph Company, вскоре ставшую ведущей и практически монопольной телефонной компанией в США, таким образом, замечательно оправдывая собственное название.

Забегая далеко вперед, отмечу, что эта монополия сохранялась на протяжении почти века – до 1982 года! Именно тогда антимонопольная служба Соединенных Штатов вновь показала свои зубы – результатом ее расследований стал принудительный раздел AT&T на несколько конкурирующих компаний, которые американцы прозвали Baby Bells. Одна из таких «крошек Белла» – компания Southwestern Bell – прикупила остатки «расколотой мамаши» (учитывая, что по-английски bell – колокол, сразу приходит на ум наш кремлевский «Царь-колокол» – тоже расколотый). После чего... снова стала называться AT&T – только с приставкой «Inc.» («корпорация»). Случилось это десять лет назад, в 2005-м. А до этого еще много чего произошло. 

Штаб-квартира компании American Telephone and Telegraph Corporation в Далласе
Штаб-квартира компании American Telephone and Telegraph Corporation в Далласе

Вернемся в последние два десятилетия позапрошлого века. В 1881 году стремительно набиравшая вес Bell Telephone купила контрольный пакет акций тогдашнего лидера на национальном рынке электротехники и коммуникаций – компании Western Electric. Годом раньше Белл с партнерами создал первую в стране коммерческую междугородную телефонную сеть. Междугородная связь заработала (первыми городами с телефонным сообщением стали Нью-Йорк и Чикаго), быстро обогатив Белла и его партнеров. Эти самые партнеры в 1885 году образовали собственную компанию – American Telephone and Telegraph. И последняя – вот что самое удивительное! – смогла извлечь из общего предприятия куда большие дивиденды, чем пригласившая ее «в дело» American Bell. Закончилось все тем, что в 1899 году будущая AT&T (сокращение-аббревиатура вошла в обиход американцев гораздо позднее) купила American Bell.

Этой не совсем обычной сделке («приглашенные покупают приглашавших») немало поспособствовали два обстоятельства: истечение срока действия патента Александра Белла и разные антимонопольные законы в штатах Нью-Йорк (где была зарегистрирована AT&T) и Массачусетс (где располагалась American Bell). Последние не позволяли компании Белла «расти» – в капитализации – дальше $10 млн, в то время как рост AT&T законы «ее» штата не ограничивали данной денежной планкой. Вот «гости» и воспользовались подвернувшейся лазейкой в законодательстве. Снова приходится повторить: «Ничего личного – только бизнес…»

Игра в «Монополию»

Что же касается междугородной телефонной сети, то в 1915 году к ней присоединился Сан-Франциско, отчего сеть стала трансконтинентальной и в полном смысле слова общенациональной. А вот первого трансатлантического телефонного кабеля пришлось ждать аж до 1956 года.

Развернувшаяся AT&T чувствовала себя в качестве единой общенациональной телефонной компании вполне комфортно. Федеральное антимонопольное ведомство, пользуясь соответствующим федеральным же законом (т.н. закон Шермана) в 1911 году испытало свой триумф, принудительно «разукрупнив» другого монополиста – компанию Standard Oil нефтяного магната Джона Рокфеллера. Но на том, видимо, и исчерпало свой пыл. Или ресурсы. Как бы то ни было, в отличие от нефтяного монополиста «телефонный» еще долгие годы не испытывал серьезных проблем на территории США, поддерживая свой монопольный (по сути, противозаконный) статус во все времена действенными заклинаниями на тему о том, что телефонная связь – единая и неделимая – относится к сфере национальных интересов и без предельной централизации в таком государственном деле – никуда. Так что ради «высших интересов» можно закрыть глаза и на отдельные законы. Еще в 1907 году тогдашний президент AT&T Теодор Вэйл сформулировал цель компании, как «одна политика, одна система, универсальный сервис».

Штаб-квартира Bell Labs в Нью-Джерси
Штаб-квартира Bell Labs в Нью-Джерси

А чтобы конкуренты не слишком допекали антимонопольному ведомству своими жалобами на AT&T, та решила проблему по-своему – начала планомерно устранять со своего пути «жалобщиков». Нет-нет, никакого криминала телефонный гигант себе не позволял – просто покупал тех, кто «выступал»! И в то же время – и столь же планомерно – избавлялся от активов, которые становились малодоходными и бесперспективными. То есть формально никакой монополии на растущем американском рынке телефонии не было – работали многие независимые компании, а то, что одна из них была намного мощнее других… Конкуренция, что тут возразишь!

Одной из самых успешных сделок на раннем этапе развития AT&T стала покупка по бросовой цене нескольких важных патентов у знаменитого изобретаталя Ли де Фореста (к тому времени как раз испытывавшего определенные финансовые затруднения). Среди этих патентов самым важным был, конечно, первый в мире триод, названный автором изобретения «аудионом», позволявший резко усиливать, в частности, телефонный сигнал. Именно этот ламповый элемент позволил создать и пустить в строй первую трансконтинентальную телефонную сеть, о которой говорилось абзацами выше.

К 1917 году идея насчет того, чтобы каждый гражданин США получил доступ к телефонной связи, начала уже серьезно обсуждаться в американских коридорах власти. И годом спустя обрела плоть: федеральное правительство национализировало всю телефонную индустрию в стране. Правда, это продолжалось недолго – всего год, но и после того, как все вернулось на рыночные рельсы, руководство AT&T не забывало подчеркивать к случаю и без оного важность «единой цельной неделимой общенациональной телефонной сети». А о себе, любимой, компания теперь говорила, как о «естественной монополии». Необходимая, мол, «скрепа» национальной экономики! Куда же без нее – «скрепы» – тут же все развалится и провалится в тартарары. Знакомые сюжеты, верно?

Правда, частью монопольной «полянки» пришлось все же поделиться с бурно набиравшим силу конкурентом – радиовещательной компанией RCA (Radio Corporation of America). Произведенный в 1926 году раздел прошел на редкость мирно: AT&T с тех пор сконцентрировалась на собственно телефонии, а все свои активы, связанные с вещанием (чем компания тоже занималась и успешно), передала RCA. А для закрепления «сердечного союза» обе компании в договорном порядке пообещали взаимно делиться всеми патентами. В чем проявили завидную предусмотрительность – не за горами было время, когда телефонная связь, радиосвязь и новые, пока еще не открытые и не изобретенные формы связи сольются в единое направление: communications.

Защищенная линия

Годом раньше в структуре AT&T было создано подразделение, которому пришлось сыграть значительную роль в приближении этой «эры коммуникаций». Именно в Bell Telephone Laboratories (сокращенно Bell Labs) спустя два десятилетия был изобретен первый транзистор, ну а к чему – к какой технологической революции – привело это изобретение, читателям «СА», полагаю, объяснять не нужно. И, кстати, не только транзистор «вылупился» в этом «инкубаторе» технических инноваций. Сотрудники Bell Labs среди прочего создали целую новую науку – радиоастрономию, а также солнечные батареи, ОС Unix и язык программирования С.

В целом же AT&T, несмотря на наличие в названии лишь «телефона» и «телеграфа», с самого начала позиционировала себя как многопрофильный коммуникационный холдинг, который какие только направления не развивал! Во время Второй мировой войны AT&T занимала 13-е место по величине в списке компаний-«контрактников» военного ведомства и, надо думать, делала для обороны страны не только телефоны. И после окончания войны спектр технологических задач, которые ставила перед собой компания, поражал широтой – как бы сейчас сказали, «диверсифицированностью».

Хотя не все направления были в итоге охвачены. Так, в результате очередных «придирок» антимонопольного ведомства компанию просто не допустили (!) в бурно прогрессировавшую после войны новую индустрию – компьютерную. А все потому, что ранее (см. выше) AT&T сама добровольно ограничила себя выпуском только того, что каким-то боком было связано с телефонией и коммуникациями – первые же компьютеры рассматривались исключительно как электронно-вычислительные машины (ЭВМ). То, что компьютер – это еще и средство коммуникации, мир бизнеса понял чуть позже… Зато первый, к примеру, экспериментальный спутник связи (Telstar I) был создан – кто бы сомневался! – усилиями специалистов AT&T.

Кроме революционных технологических прорывов на всем протяжении первых трех четвертей прошлого века AT&T демонстрировала чудеса изворотливости в целях защиты себя на рынке как фактического монополиста. Получая нежданную «помощь» в том от… государства! Потому что законы регулирования средств связи в Штатах оказались настолько запутанными, а порой и прямо противоречащими друг другу, что в такой «мутной воде» только ленивый бизнес не удил свою «рыбку».

Центр управления AT&T Global Network
Центр управления AT&T Global Network

К примеру, главный регулирующий орган в этой сфере – Федеральная комиссия по связи (Federal Communications Commission – FCC) – управляет всеми средствами связи, чей охват выходит за границы конкретных штатов. FCC регулирует тарифы, а также отдельные сервисы и оборудование, с помощью которых осуществляется «межштатская» связь. А в описываемые времена AT&T и не контролировала единолично всю телефонную связь! Не контролировала напрямую, что неизбежно навлекло бы на нее очередные упреки в монополизме. Но делала это, пользуясь некой многоступенчатой схемой. А именно не продавала, а отдавала в лизинг свои телефоны и соответствующую аппаратуру, произведенные компанией-«дочкой» Western Electric. А в первые послевоенные десятилетия большинство телефонных аппаратов в США их пользователи не покупали в собственность, а брали в аренду. Собственниками оставались местные телефонные компании семейства Bell – те самые Baby Bells, о которых речь шла выше. Все эти «крошки Bell», в свою очередь, принадлежали AT&T, как и компания-производитель Western Electric.

В итоге монополиста-продавца на рынке как бы не существовало вовсе, поскольку не было покупателей монопольного товара. Все «владельцы» телефонов на самом деле являлись «арендаторами», ежемесячно внося за пользование домашним или офисным аппаратом некую арендную плату. Неслучайно на тогдашних домашних и офисных телефонных аппаратах можно было увидеть приклеенный предупредительный ярлычок: «Собственность Bell System – не для продажи»! Понятие же «монополии на сервисные услуги» в те далекие годы еще просто не успели придумать…

Обрыв на линии

Нет нужды говорить, что компания жестко пресекала все попытки подключить к ее системе связи оборудование «чужаков».

Но уже в 1968 году усилиями той же FCC «главному телефонисту страны» все же пришлось разрешить такое «стороннее» подключение оборудования иных производителей – правда, с условием, что оно не повредит всей системе телефонии. Этот первый удар по монополизму AT&T оказал большое влияние не только на саму компанию, но и на весь рынок коммуникаций в целом, открыв его широкому спектру продуктов, которые AT&T не производила: автоответчикам, факс-аппаратам, беспроводным телефонам, компьютерным модемам и на ранних стадиях развития сети интернет – интернету с коммутируемым доступом. Тем самым муторным «дозвоном», о котором с содроганием вспомнит читатель со стажем.

Тем не менее на протяжении большей части прошлого века AT&T фактически сохраняла монополию на телефонную связь в Соединенных Штатах. Особенно на междугородную и вообще «длинную», каковые полностью контролировала одна из дочерних компаний, AT&T Long Lines.

Но все это безраздельное доминирование на рынке телефонии продолжалось лишь до начала 1982 года. 8 января американское министерство юстиции выдвинуло иск против AT&T. В результате долгих судебных тяжб телефонный монополист согласился (а что ему оставалось делать?) отказаться от более чем полувековой монополии, отдав значительную часть рынка тем самым «крошкам Bell» (сначала их было семь, затем они начали почковаться…). Взамен AT&T получила долгожданный доступ на закрытый для нее прежде компьютерный рынок.

Компания была вынуждена исполнить решение суда, но, надо отдать ей должное, демонстративно выразила несогласие с вердиктом. А на стенах многих офисов Bell еще долго можно было видеть плакат, смысл которого был понятен всем, кто знал историю AT&T и историю Америки: «В нашей стране функционируют две гигантские организации, деятельность которых оказывала и оказывает огромное влияние на нашу повседневную жизнь. Одна из них принесла в нашу жизнь радар, сонар, стерео, телетайп, транзистор, ушные микрофоны для людей со слабым слухом, искусственную гортань, звуковое кино и телефон. Благодаря другой, мир узнал, что такое гражданская война, испано-американская война, Первая мировая война, Вторая мировая война, корейская война, вьетнамская война, измеряемые «двузначными» процентами инфляция и безработица, Великая депрессия, нефтяной кризис и уотергейтский скандал. Угадайте, какая из организаций после этого учит другую, как надо вести дела?» Если кто не понял: одна организация – это AT&T, вторая – американское правительство.

Однако дела нужно было вести и после насильственной демонополизации. И AT&T за последующие три десятилетия убедительно продемонстрировала, что за предыдущие три четверти века чему-то все-таки научилась на рынке. И принимать удары, которые этот рынок наносит своим игрокам регулярно и без видимой системы.

Было проведено, как и положено, несколько этапов реструктуризации, ребрендинга и всего прочего, начинающегося с приставки «ре». Компания Western Electric сменила название на AT&T Technologies, после чего была разделена на несколько подразделений – AT&T Network Systems, AT&T Consumer Products и другие, ориентированные на разные фокус-группы покупателей. А к 1991 году все они вместе с Bell Labs снова слились в компанию, получившую «новое» название – American Telephone and Telegraph.

В том же году повторно «окрещенная» компания полностью прекратила свой «телеграфный» бизнес, затем прикупила крупную компанию-производитель кассовых аппаратов National Cash Register Corporation (NCR), тремя годами позже, в 1994-м, – за $11 млрд! – крупнейшего сотового оператора McCaw Cellurar. А еще годом позже – другого провайдера, Alaska Communications System.

Стадион AT&T в Рокуолле, Техас
Стадион AT&T в Рокуолле, Техас

В 1997-м пост CEO компании занял бывший топ-менеджер IBM Майкл Армстронг. Он наметил – и осуществил – стратегическое перепозиционирование компании: из телефонной компании – в «телекоммуникационный супермаркет». С этой целью AT&T произвела новый массированный «шопинг», не жалея денег (десятков миллиардов долларов), но зато прибавив к своим активам компании TCI и Media One (эти две покупки позволили AT&T стать крупнейшим провайдером кабельного телевидения в США), Olivetti, Oracle Research Lab, подразделение Global Network компании IBM…

И в этом шопинговом угаре как-то не заметила, как сама оказалась проданной! Причем купила AT&T одна из «крошек Bell», образовавшихся, как помнит читатель, из принудительно разукрупненной «прежней» AT&T, – быстро вставшая на ноги и основательно «заматеревшая» корпорация Southwestern Bell. Произошло это десять лет назад, в 2005-м, и цена вопроса составила $16 млрд.

После чего, видимо, с целью окончательно запутать авторов будущих статей и их читателей, сменила название. На… правильно, угадали! На AT&T! Только с добавкой Inc. (Incorporated). Была AT&T Corporation – стала AT&T Inc. Кто-то из специалистов в бизнесе видит разницу? Автор статьи, честно говоря, нет.

В каком-то смысле все вернулось на круги своя. Но, как учит нас диалектика, о которой понятия не имел ветхозаветный пророк, на качественно другом, высшем, уровне. Сегодня это второй по величине провайдер мобильной телефонной связи (и первый – стационарной) в США. И, по данным за март 2014 года, 23-я компания в мире по совокупным показателям годового дохода, оборота, стоимости активов и рыночной капитализации. А если не считать гигантов «нефтянки», то 16-я. По более свежим данным, за этот год AT&T замыкает первую двадцатку крупнейших мобильных операторов в мире с базой пользователей, насчитывающей более 124 миллионов номеров.

Так что нынешняя AT&T в отличие от предшественниц-однофамилиц – «телефонная» компания в той мере, в какой нынешняя IP-телефония напоминает телефонию старую. С трубкой, связанной проводом с корпусом, и наборным диском с прорезями. Не говоря уж о совсем ветхозаветном: «Алло, барышня! Мне номер такой-то, пожалуйста…» eof


Комментарии отсутствуют

Добавить комментарий

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи

               Copyright © Системный администратор

Яндекс.Метрика
Tel.: (499) 277-12-41
Fax: (499) 277-12-45
E-mail: sa@samag.ru