Братская помощь дому и офису::Журнал СА 3.2015
www.samag.ru
     
Поиск   
              
 www.samag.ru    Web  0 товаров , сумма 0 руб.
E-mail
Пароль  
 Запомнить меня
Регистрация | Забыли пароль?
О журнале
Журнал «БИТ»
Подписка
Где купить
Авторам
Рекламодателям
Магазин
Архив номеров
Вакансии
Контакты
   

ЭКСПЕРТНАЯ СЕССИЯ 2019


  Опросы

Какие курсы вы бы выбрали для себя?  

Очные
Онлайновые
Платные
Бесплатные
Я и так все знаю

 Читать далее...

1001 и 1 книга  
28.05.2019г.
Просмотров: 1322
Комментарии: 2
Анализ вредоносных программ

 Читать далее...

28.05.2019г.
Просмотров: 1426
Комментарии: 1
Микросервисы и контейнеры Docker

 Читать далее...

28.05.2019г.
Просмотров: 1099
Комментарии: 0
Django 2 в примерах

 Читать далее...

28.05.2019г.
Просмотров: 850
Комментарии: 0
Введение в анализ алгоритмов

 Читать далее...

27.03.2019г.
Просмотров: 1438
Комментарии: 0
Arduino Uno и Raspberry Pi 3: от схемотехники к интернету вещей

 Читать далее...

Друзья сайта  

Форум системных администраторов  

sysadmins.ru

 Братская помощь дому и офису

Архив номеров / 2015 / Выпуск №3 (148) / Братская помощь дому и офису

Рубрика: Карьера/Образование /  Ретроспектива

Владимир Гаков ВЛАДИМИР ГАКОВ, писатель-фантаст, лектор. Окончил физфак МГУ. Работал в НИИ. С 1984 г. на творческой работе. В 1990-1991 гг. – Associate Professor, Central Michigan University. С 2003 г. преподает в Академии народного хозяйства. Автор 8 книг и более 1000 публикаций

Братская помощь дому и офису

На перефразированный вопрос из культового фильма: «В чем сила, Brother?» – ведущая японская корпорация могла бы ответить своим нынешним рекламным слоганом: в том, что за век с небольшим всегда оставалась «на вашей стороне» (At Your Side). На «вашей» – в смысле на стороне клиента

А уж его-то интересы за прошедший век менялись в широком диапазоне, и вслед за ними, а чаще, предвосхищая их и перегоняя конкурентов, менялся диапазон продукции Brother: от «хай-тека» вековой давности – швейных машинок – до новейшей электронной офисной техники.

Бизнес «с иголочки»

Начинал нынешний японский промышленный гигант, однако, с товаров не офисных, а исключительно «домашних», предназначенных для семейного пользования. Потому что и родилась компания Brother как бизнес семейный, что, впрочем, в Японии освящено вековыми традициями. Как овсянка и пятичасовой чай для британцев.

Итак, в 1908 году начинающий предприниматель из Осаки Канэкити Ясуи решил открыть мастерскую по ремонту импортных швейных машинок, для чего переоборудовал одну комнату в своем доме – и так-то, как обычно в Японии, тесном. Год оказался богатым на рождения – вместе с компанией Yasui Sewing Machine у ее основателя родился второй сын, которого отец назвал Дзицуити. Старшему сыну Масаеси в то время исполнилось четыре года. Всего же у главы семейства и фирмы было 10 детей, но лишь два старших брата продолжили семейное дело.

Масаеси Ясуи еще в девятилетнем возрасте начал помогать отцу, спустя 11 лет он стал его партнером, а в 1925 году наследовал бизнес вместе с братом, переименовав отцовс­кое дело в «братское» – Yasui Brothers’ Sewing Machine Company. Как следует из названия, компания и тогда занималась делом, затеянным отцом-основателем. Среди ремонтируемой техники преобладали американские машинки уже прославленной фирмы Singer, однако Масаеси Ясуи всерьез подумывал о производстве аналогичной «родной» бытовой техники. Дело сулило перспективы поистине радужные – во всех смыслах. На традиционные красочные кимоно материала уходило в несколько раз больше, чем на европейские платья и костюмы. Японским женщинам не хватало относительно дешевых и надежных швейных машинок (импортные были дороги, а кроме того, постоянно возникали проблемы с ремонтом и запчастями).

Однако поднять такое производство в начале ХХ века в Японии представлялось задачей, практически неразрешимой. Страна была технологически отсталой, отсутствовала надлежащая производственная база, а у братьев Ясуи, кроме того, и стартовый капитал. Однако последнюю проблему старший брат, обладавший незаурядным конструкторским талантом, решил на удивление быстро: изобрел гидравлический пресс для производства соломенных шляп и уже в следующем году наладил их массовую продажу. В условиях Японии это был товар первой необходимости, и резкое удешевление его (ввиду массовости) принесло братьям солидные деньги.

Масаеси Ясуи не ограничился одним изобретением и вскоре выдал следующее. Изобретенный им новый тип «челночного стежка» – основного агрегата швейной машинки – не только не уступал, но и превосходил имевшиеся на рынке зарубежные аналоги. После чего задача создания первой японской швейной машинки перестала быть утопией. В 1932 году такая машинка («тип 15, модель 70») появилась на рынке и сразу же стала «хитом продаж».

А ее создатель задумался о выходе в обозримом будущем на внешние рынки и придумал для своего первенца подходящее латинское название. «Модель 70» стала первым товаром, вышедшим под брендом Brother. Успех был настолько велик, что уже в следующем году братья построили вторую фабрику с конвейерной линией (на первом предприятии выпускались только челночные стежки), а спустя год и третью.

Развитие производства требовало новых оборотных средств. Их порой катастрофически не хватало, и братьям приходилось все время импровизировать. Так, для обустройства фабрики компрессорами были по дешевке закуплены автомобильные двигатели от подержанных «иномарок», впоследствии переделанные местными японскими умельцами в компрессоры. Продолжал фонтанировать идеями, приносившими новые патенты, и старший брат Ясуи: в 1936-м он усовершенствовал промышленную швейную машину, а год спустя – профессиональную машинку для портных.

Боевые машинки бизнеса

Дзицуити и Масаеси Ясуи – два брата, преемники и основатели компании BrotherС самого начала бизнес братьев Ясуи был типичным японским бизнесом (о его специфике речь пойдет ниже). Вместе с тем старший брат, всегда игравший в этом дуэте первую скрипку, постоянно был нацелен на производство не только «домашнее», но и экспортное.

Конкретно Масаеси Ясуи поставил перед собой три задачи на перспективу:

  1. Создать рабочие места, на которых хотели бы трудиться люди.
  2. Создать предприятия, на которых царила бы «атмосфера, делающая труд приятным».
  3. Превратить «импортный» бизнес в бизнес, рассчитанный на экспорт.

Нетрудно заметить, что первые две отражают специфически японское отношение ко всему, включая бизнес (об «эстетике производства» как составляющей успеха в бизнесе в Америке и Европе задумались лишь полвека спустя, если не позже). А третья выражала то самое стремление заставить западный мир покупать товары, хотя и сделанные «не по-западному» (имея в виду не уровень качества, а условия производства).

Однако скорому осуществлению поставленных задач помешала череда событий – но не экономических, а политических, – которые с неизбежностью аукнулись и в экономике – мировой и японской.

С точки зрения развития собственного бизнеса ничто, казалось, не угрожало наметившемуся процветанию корпорации, в 1934 году переименованной в Nippon Sewing Machine Manufacturing Company – будущую Brother Industries, Ltd. За два года производство выросло в пять раз – с 60 бытовых швейных машинок в месяц до 300, а рост продаж вызвал необходимость создания в 1941-м целого нового подразделения – Brother Sales, Ltd.

Но еще раньше, в начале 1930-х, Японию накрыла волна мирового Великого Кризиса – следствие краха Нью-Йоркской биржи в октябре 1929 года. Японская экономика также вступила в черную полосу. Был введен запрет на вывоз золота, но и такая мера не спасла японскую йену от катастрофического падения.

Тем не менее компания братьев Ясуи не только выжила, но и смогла выдержать следующий удар. В 1941-м Япония вступила в мировую войну, и компания одной из первых почувствовала на себе результаты резкого спада в поставках материала. Армия нуждалась в массовом обмундировании, поэтому «братский» бизнес был спешно переоборудован на выпуск промышленного швейного оборудования, а производство бытовых машинок соответственно резко сокращено. Но в мае 1945 года в результате американских бомбардировок были полностью разрушены две фабрики из трех, включая главную. Чтобы сохранить производство, братьям пришлось сократить штат персонала до 150 человек и переключиться на выпуск товаров первой необходимости – в частности, кастрюль и чайников.

К счастью для братьев Ясуи, черная полоса оказалась кратковременной. Сразу же по окончании войны на рынке возник дефицит бытовой техники. И для компании, сумевшей сохранить свои штаты и оставшейся верной своим принципам (вскоре она окончательно сменит название на Brother, вкладывая в него особый смысл), открылись новые перспективы. За первый послевоенный год уровень производства поднялся до рекордной отметки – было выпущено 14 тысяч швейных машинок, а к 1954-му капитализация достигла 200 млн йен (в 1947 году она равнялась всего 1,5 млн йен).

Шов через океан

В первые послевоенные годы, когда страна находилась на пороге небывалого экономического и технологического бума, в большинстве японских семей появились холодильники, стиральные машины и пылесосы. Вместе с экономическим бумом в Японию пришла и западная мода, в значительной мере сменившая традиционную. Японские домохозяйки ощутили еще большую потребность в домашней технике, с помощью которой они смогли бы одеваться, как в Европе или Америке. Предвидя это, Масаеси Ясуи закупил за рубежом новейшее оборудование и разработал несколько собственных ноу-хау, благодаря чему к середине 1950-х годов в «городских» японских семьях «родная» швейная техника составляла уже более 70% от общего числа проданной.

Однако более важным успехом следует считать давно запланированный выход на мировые рынки.

Первая экспортная партия из 200 бытовых машинок была отгружена в Шанхай еще в 1947 году (тогда это было сделано в рамках «госзаказа», по прямому указанию японского правительства). Три года спустя, побывав в Соединенных Штатах и изучив тамошний рынок, глава Brother принял решение довести производство до 10 тысяч машинок в месяц, а к 1953-му компания ежегодно выпускала до 200 тысяч единиц продукции. А проникновению техники Brother на европейский рынок способствовал визит главы корпорации на Брюссельскую всемирную выставку 1958 года.

Японская техника оказалась конкурентоспособной, и в следующие годы были созданы новые подразделения, полностью ориентированные на экспорт. Компания Brother International Corporation, Tokyo осуществляла общий контроль за всеми экспортными операциями, в США был открыт первый заграничный отдел продаж – Brother International Corporation New York, а вскоре к нему присоединилась компания по работе на европейском рынке – Brother International Corporation Europe Ltd. со штаб-квартирой в Дублине. В столицу Ирландии поступали только комплектующие – сборка производилась на месте, на дублинской Корк-стрит, откуда готовая продукция экспортировалась в другие страны Европы.

Расширению своего присутствия на мировых рынках компания была обязана «великой тройке» – трем менеджерам: американцу японского происхождения Рою Накагаве, Максу Хугелю и Бернарду Этцину, многие годы прожившему в Японии. Благодаря их усилиям к 1959 году экспорт превзошел символическую отметку в один миллион. (Это касалось только швейных машинок, вся другая продукция, включая вязальные станки и бытовую электроаппаратуру, в те годы была рассчитана в основном на внутренний рынок.)

Экспорт настолько укрепил финансовое положение компании, что ее рост не замедлили даже последствия жесточайшего тайфуна, разрушившего в 1958 году фабрики Brother в районе залива Исе. Полностью восстановить производство удалось за считанные месяцы. Тому в немалой степени способствовала особая «корпоративная лояльность» персонала, воспитанная за полвека. Так, на территории стройки, где возводились новые производственные здания, трудились не только наемные рабочие, но и сотрудники Brother – от простого клерка до топ-менеджера.

Еще раз о бизнес-коде самураев

Выше упоминалось о том, что Brother – типичная японская корпорация. Можно даже сказать – эталонная, если иметь в виду специфику японского бизнеса. Не братья Ясуи изобрели своего рода самурайский «кодекс чести» (бусидо) для бизнеса, но они, безусловно, довели его в своей фирме до совершенства.

Об этом уже шла речь в одной из прошлых статей данной рубрики, поэтому лишь вкратце напомню суть.

Основу японской корпоративной культуры составляют принципы, которые могут показаться европейским или американским менеджерам странными, если не сказать дикими. Во-первых, это почти «феодальное» закрепление персонала за конкретной компанией, выраженное в широкой практике пожизненных контрактов. Во-вторых, безусловная возрастная иерархия. Старшие по возрасту в японских компаниях традиционно получают большие зарплаты и бонусы, чем молодежь, и даже в случае потери профпригодности «ветеранов» заблаговременно переводят на чисто номинальные, не требующие ответственности должности с высоким окладом. В-третьих, отсутствие какого бы то ни было «демократизма» – даже его внешних проявлений. В традиционных японских компаниях трудно себе представить сотрудника в джинсах и кроссовках или обращение к начальнику на «ты» – не говоря уж о бедолагах, страдающих радикулитом, и оттого не способных кланяться в пояс по десятку раз на дню.

Можно вспомнить и хоровое распевание корпоративных гимнов, и сведенные к минимуму отпуска, и жесточайшую фиксацию времени, которое сотрудник проводит на рабочем месте. До родного «я начальник, ты дурак», кажется, дело не доходит, но дисциплина и субординация в японской корпорации действительно напоминает казарму. Где лишь отчаянным смельчакам, внутренне готовым к получению повестки об увольнении, придет в голову проявлять инициативу без разрешения начальства. Тем более «лезть вперед батьки-сана».

Однако все это выглядит страшным только со стороны. Японская корпоративная культура строилась в четком соответствии с культурой национальной, ее вековыми традициями и законами. И впечатляющий результат японского бизнеса, который даже самый строгий критик не рискнет обвинить в отсутствии новаторского духа и нетрадиционных «прорывных» решений, прекрасно достигается своими собственными методами. Лишний раз подтверждая универсальное правило о том, что не существует универсальных правил. Всякое хорошо по-своему, если работает в «родной» среде.

«Братская» корпоративная атмосфера, созданная Масаеси Ясуи, не стала исключением. И позволила компании постоянно опережать конкурентов на полкорпуса, когда дело касалось технологических новаций или новых открывавшихся рынков.

От нитей – к сетям

Уже в пятидесятых годах Масаеси Ясуи начал расширять сферы деятельности – в частности, вывел свою компанию на рынок бытовых электроприборов. Первыми ласточками стали, естественно, электрические швейные машинки, за ними последовали стиральные, а также фены, электроутюги, пылесосы и прочая бытовая техника под брендом Brother. В 1956 году компания даже приступила к выпуску собственных мотоциклов (модель Darling). Но главный прорыв ждал компанию на рынке портативных пишущих машинок, а также счетных и прочей техники для офиса и дома.

Первая портативная пишущая машинка Brother появилась в 1961-м – одновременно с началом строительства новой штаб-квартиры компании в Нагое. Новинка вызвала настоящий фурор, и спустя пару лет производство превысило 100 тысяч единиц в год. В связи с бурным завоеванием новых рынков старое название компании (в буквальном переводе «Японская компания по производству швейных машин») превратилось в анахронизм, и с 1961 года она приняла имя своего бренда – Brother Industries Ltd.

Спустя три года под непосредственным руководством главы компании, к тому времени успевшей стать публичной (первые акции были размещены в 1963-м), Brother применила один из своих самых удачных маркетинговых ходов, который сегодня назвали бы «работой с фокус-группой». В связи с Олимпиадой 1964 года в Токио трем сотням ведущих спортивных журналистов из разных стран, аккредитованным на Играх, были разосланы новейшие модели пишущих машинок от Brother. Разумеется, в качестве тест-моделей – или подарка (кому как нравится). Тогда этот маркетинговый прием был в новинку. Компания «списала» триста единиц продукции, зато совокупная оценка трех сотен экспертов принесла эффект больший, чем многомиллионная рекламная кампания. За считанные годы экспорт пишущих машинок Brother превысил их «домашнюю» продажу, а сами они стали таким же эталоном тогдашней бытовой техники в мире, как транзисторные приемники Sony или фотокамеры Canon.

К началу 1970 годов компания производила машинки с клавиатурой на двадцати с лишним языках, продавая свою продукцию более чем в двух сотнях стран. Вместе со швейными пишущие машинки превратились во второго «флагмана», который провел Brother по бурному морю бизнеса 1970-1980 годов. Отделения компании открылись в большинстве европейских стран и даже в Южной Африке. К тому времени компания довела ежемесячный объем продукции до 200 тысяч единиц (80 тысяч швейных, 50 тысяч вязальных и 60 тысяч пишущих машинок).

А затем наступил черед бытовой электроники. В 1966-м был выпущен первый портативный электронный калькулятор от Brother, пятью годами позже компания произвела очередной фурор на рынке, создав первый в мире высокоскоростной матричный принтер М-101, а в 1978-м – первую же пишущую машинку P-14 с литерами, скомпонованными на круглой головке («мячик для гольфа»).

В следующем десятилетии Brother освоила производство портативного электронного принтера на батарейках, снова опередив конкурентов. На его основе в 1986-м был выпущен первый японский текст-процессор Picoworld, а годом позже появился первый факсимильный аппарат – FAX-100. Так компания агрессивно вторглась в новую для себя сферу рынка – информационных и коммуникационных технологий.

Согласно корпоративной хронологии Brother 80-е годы стали годами Эры мехатроники. Она сменила две предыдущие – Эру швейных машинок (1920-1950 годы) и Эру диверсификации (1950-1970 годы). Иначе говоря, «братская» компания вторглась на новый сегмент рынка, который позже назовут всем известной ныне аббревиатурой IT.

К своему полувековому юбилею компания Brother (официально ее история ведет отсчет с 1934 года) получила хороший подарок – статус официального поставщика пишущих машинок для Олимпийских игр 1984 года в Лос-Анджелесе. Впоследствии она спонсировала и сам Международный олимпийский комитет, а также популярные автогонки «Формулы-1».

А следующие два десятилетия стали для Brother, если пользоваться той же корпоративной хронологией, Эрой программного обеспечения и Эрой сетевых технологий соответственно. В декабре 2011 года японский гигант купил американскую компанию Nefsys – признанного новатора на рынке оборудования и софта для сетевых и видеоконференций.

Так что, как говорилось в старом анекдоте, проблема «и немножечко шить» для компании, начинавшей как раз со швейных машинок, сегодня не стоит. По данным на апрель прошлого года, годовой оборот Brother превысил 516 млрд йен (более $5 млрд).

Японский и китайский бизнесы – Brothers навек

Штаб-квартира Brother Industries, Мидзухо-ку, Нагоя, префектура Айти, ЯпонияПоследнее десятилетие ХХ века стало и временем наведения мостов между двумя странами-соседями (и многолетними врагами, а затем конкурентами) – Японией и Китаем. Компания Brother одной из первых в японском бизнесе смогла преодолеть вековые предрассудки в отношении Китая, рассудив вполне по-западному: «Ничего личного – только бизнес».

В 1992 году Brother не только впервые в отрасли запустила онлайновую службу караоке и наладила производство струйных принтеров, но и открыла дочернее предприятие в Китае – Xing Inc. За первой «дочкой» вскоре последовали еще две компании – Zhuhai Brother Industries и Xian Typical Brother Industries, Ltd. Спустя десятилетие, в 2005 году, была создана компания Brother (China) Ltd. Есть все основания говорить о том, что это партнерство – стратегическое, а не тактическое, сиюминутное.

«Глобализация» бизнеса Brother выразилась и в принятии в 1999 году корпоративной Глобальной хартии (The Brother Group Global Charter), начинающейся словами: «Главная миссия Brother – создавать и быстро доставлять потребителю во всем мире продукты и услуги превосходного качества», а спустя три года – в стратегическом плане развития на следующее десятилетие The Global Vision 21, в котором сформулированы три главные стратегические цели:

  1. Стать лидирующей глобальной высокоприбыльной компанией.
  2. Стать первоклассным производителем с помощью развития выдающихся собственных технологий.
  3. Сделать рекламный слоган «На вашей стороне» основой всей корпоративной структуры.

Для реализации этих целей выбраны также три главных направления деятельности. Первое – это информация и документация (коммуникационная и печатная техника, техника караоке on-line и рингтоны для мобильных телефонов). Второе – персональная и бытовая техника (маркировочные системы, приборы для изготовления визиток, штампов, электронные канцелярские принадлежности и домашние электронные швейные машинки вместе с программным обеспечением). И, наконец, третье – промышленное производство и технологии (промышленные швейные машины, прецизионное оборудование и компьютеризированные станки).

Кроме того, Brother разработала новую схему реализации главной цели – максимального удовлетворения клиентов. Эта схема основана на «четырех G» (Global, Growth, Group, Green) – иначе говоря, на глобализации, росте, экологической безопасности и групповом мышлении. И в новом веке и тысячелетии «братская» компания, возглавляемая представителем второго поколения семьи – Йосихиро Ясуи, не собирается отказываться от своего корпоративного слогана, оставаясь на стороне потребителя.


Комментарии отсутствуют

Добавить комментарий

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи

               Copyright © Системный администратор

Яндекс.Метрика
Tel.: (499) 277-12-41
Fax: (499) 277-12-45
E-mail: sa@samag.ru