Карл Винсент: «Наша реальность заканчивается там, где перестает тянуть Wi-Fi»::Журнал СА 1-2.2015
www.samag.ru
     
Поиск   
              
 www.samag.ru    Web  0 товаров , сумма 0 руб.
E-mail
Пароль  
 Запомнить меня
Регистрация | Забыли пароль?
О журнале
Журнал «БИТ»
Подписка
Где купить
Авторам
Рекламодателям
Магазин
Архив номеров
Вакансии
Контакты
   

ЭКСПЕРТНАЯ СЕССИЯ 2019


  Опросы

Какие курсы вы бы выбрали для себя?  

Очные
Онлайновые
Платные
Бесплатные
Я и так все знаю

 Читать далее...

1001 и 1 книга  
28.05.2019г.
Просмотров: 305
Комментарии: 1
Анализ вредоносных программ

 Читать далее...

28.05.2019г.
Просмотров: 402
Комментарии: 1
Микросервисы и контейнеры Docker

 Читать далее...

28.05.2019г.
Просмотров: 329
Комментарии: 0
Django 2 в примерах

 Читать далее...

28.05.2019г.
Просмотров: 255
Комментарии: 0
Введение в анализ алгоритмов

 Читать далее...

27.03.2019г.
Просмотров: 823
Комментарии: 0
Arduino Uno и Raspberry Pi 3: от схемотехники к интернету вещей

 Читать далее...

Друзья сайта  

Форум системных администраторов  

sysadmins.ru

 Карл Винсент: «Наша реальность заканчивается там, где перестает тянуть Wi-Fi»

Архив номеров / 2015 / Выпуск №1-2 (146-147) / Карл Винсент: «Наша реальность заканчивается там, где перестает тянуть Wi-Fi»

Рубрика: Карьера/Образование /  Особое мнение

Карл Винсент:
«Наша реальность заканчивается там, где перестает тянуть Wi-Fi»

Современные компьютерные и интернет-технологии все глубже проникают в нашу повседневность и для многих начинают определять образ жизни. ИТ позволяют не только работать удаленно, но и радикально изменять наше качество жизни, попутно меняя мировоззрение. Яркий пример тому – наш собеседник Карл Винсент, активист движения цифровых отшельников

Карл Винсент
Карл Винсент программист-фрилансер на Python/Django и Ruby. Энтузиаст непрерывных путешествий (permanent travel), за последние пять лет он посетил более 70 стран мира. Активист движения цифровых отшельников (The Digital Nomad Movement). Хобби – катание на велосипеде и коллекционирование гаджетов.

– Кто такие «цифровые отшельники», в чем суть этого общественного движения?

– Цель – переосмысление традиционных ценностей офлайн-среды, радикальное преображение своего образа жизни, оптимизация жизни в пользу онлайн-ценностей и новых технических возможностей, максимально тесная интеграция себя и своих интересов с Интернетом. Сейчас движение по уходу в онлайн набирает обороты, только в США уже тысячи таких же, как я.

Семь лет назад я продал свой дом, затем машину. Распродал всю мебель и домашнюю электронику. Поскольку дом ушел с молотка, вместе с ним была продана целая гора ставших ненужными вещей. Сейчас у меня остались лишь рюкзак, ноутбук и пара любимых гаджетов.

Сразу хочу оговориться: цифровые отшельники не стремятся к некой мирской аскезе и минимализму в качестве самоцели. В прицеле – полное «переселение» в мир онлайна для достижения максимальной самореализации и личной эффективности.

Давайте посмотрим на моем примере, что дает подобная радикальная трансформация приоритетов. Содержание дома доставляло бесконечное количество хлопот – это непредсказуемое количество счетов. Нужно было много работать, чтобы оплачивать их и выплачивать кредит… это постоянная головная боль по его обслуживанию. Только для стрижки газона пришлось купить более шести наименований товаров. Но теперь у меня есть лишь онлайновый счет, на котором хранятся деньги от продажи дома, и никаких былых забот.

С одной стороны, это высвободило кучу времени – теперь не нужно ухаживать за домом, чрезмерно зарабатывать, выносить мусор и протирать пыль, чинить сломавшиеся вещи, заниматься другой скучной ерундой. Все мои физические пассивы были последовательно конвертированы в денежные активы.

С другой стороны, взамен «бытовой чехарды» у меня появилась возможность накапливать в себе опыт жизни – я больше не привязан к одному месту, я начал много путешествовать и читать, больше общаться и посещать театры, ходить в походы… Но и это не все. Повседневная активность и новые жизненные впечатления тщательно накапливаются и фиксируются посредством многочисленных гаджетов. Так порождается и растет мой цифровой двойник – еженедельно генерируются гигабайты личной информации, чтобы навсегда удержать новые впечатления и ощущения открытий в жизни. Это и бесконечные чат-логи, горы личных фотографий и живого видео, трекинг моих перемещений по миру и городам, тексты дневника и переписки через почту и Facebook, биометрическая информация с моего тела и многое-многое другое.

В результате такой ценностной «ребалансировки» мы приходим к тому, что виртуальный мир начинает занимать все большее место в жизни, а ценность офлайновых артефактов постепенно теряется. Если я провожу в онлайне около 10-12 часов в сутки, какая мне разница от того, как выглядит мой гипотетический дом, в каком он вообще городе расположен, и какой там политический режим или вид из окна? В моей реальности главное другое: быстрый и дешевый канал в Интернете, который в наше время доступен в любой точке мира. Например, это лето я провел в Таиланде, до этого полгода прожил в Португалии, сейчас переехал в Испанию – мне все равно где жить, потому что Интернет есть везде, и моя банковская карточка принимается к оплате в любой точке мира.

При таком образе жизни самым большим беспокойством становится надежность жесткого диска и скорость доступа к Интернету. В последние годы облачный хостинг свел на нет и эти страхи. Обычные люди накапливают кучи вещей вокруг себя. Цифровые отшельники выделяют иной приоритет – они стремятся создать точный цифровой дубликат своих воспоминаний и ощущений, одновременно стремясь прожить максимально интересную и яркую жизнь.

Для нас это важный метод интроспекции – нашего духовного самосовершенствования. Попытка понять самих себя и мир вокруг нас, выделить важное и отсечь лишнее. Поэтому я сказал бы, что это скорее форма духовно-цифрового движения, нежели еще одно «прикольное увлечение» от техногиков. Таким образом, фокус внимания у нас смещается от внешнего сверкающего офлайна, с его вычурными рекламными вывесками, на внутренний мир и лучшее осознание себя самого.

– Как вы зарабатываете и где живете, если у вас теперь нет дома и стабильного дохода?

– Ответ на оба вопроса – в Сети.

Как я уже сказал, я перевел все свои офлайн-пассивы в финансовые активы, то есть теперь это деньги, которые дают рентный процент. Кроме того, я могу позволить себе работать время от времени, если есть настроение и действительно интересный мне проект, в частности, меня очень вдохновляет неспешное и вдумчивое программирование на Python и Ruby (мне нравится концепция Slow Programming). Я управляю своим счетом и инвестициями, равно как и работаю, – полностью удаленно, через Сеть.

Что касается жилья – короткий ответ: airbnb. Это отличный сервис для съема жилья в более чем 190 странах мира. Следует заметить, что аренда жилья в наше время намного дешевле (особенно в развивающихся странах), чем владение собственным, я уже не говорю о высвобождаемом времени и отсутствии головной боли в случае любых поломок или местных форс-мажоров. И, хотя я очень много перемещаюсь по миру, часто меняя свое место жительства, относительно Сети я пребываю в неподвижном состоянии.

– Что представляет собой ваша работа в рамках концепции цифрового отшельника?

– Это такая же работа, как и у офисного программиста, за исключением того, что я полностью делокализован с точки зрения работодателя. Я не вижу ни одной существенной причины, по которой мне нужен офис или офлайн-контакт с кем-либо для осуществления своей части работы над проектом и уж тем более обязательное личное присутствие в какой-либо точке планеты. Коннективити играет главенствующую роль при таком образе жизни.

Наша команда ежедневно собирается онлайн, где мы обсуждаем и синхронизируем наши планы через сервисы коллективной работы. У нас есть общий Git-репозиторий кода, а виртуальный офис для переговоров реализуется через HipChat. Менеджмент задач делается в Trello и частично в Asana. Для парного кодинга я применяю Coud9, много работаем над документами спецификаций в среде Hackpad. В iDoneThis автоматически накапливаем данные активности со всех этих инструментов и впоследствии анализируем нашу каждодневную эффективность – любой может оценить прогресс отдельного участника или результативность команды в целом. Я накапливаю очень много личных данных, пытаясь применить к их обработке принципы анализа Big Data, что само по себе очень интересная техническая задача.

– Ранее вы упомянули модную сейчас идею «цифрового двойника», как конкретно он формируется в вашем случае? Для чего это делается?

– Если отринуть высокопарную футуристическую сущность цифрового двойника (digital twin), которая по мере развития больших данных и искусственного интеллекта сможет дать нам вторую «посмертную жизнь» (в Сети), то в моем случае все сводится к тотальному лайфлоггингу (Lifelogging). Это захват (чаще всего автоматический) и оцифровка всего виденного и посещенного в течение каждого дня жизни. Это дает уникальную, шокирующую, потрясающую возможность анализировать и смотреть на свою жизнь как бы со стороны. Когда ты не субъект, а объект наблюдения, включается некий особый по степени своей проницательности способ видения.

Вероятно, именно об этом эффекте сказано: «В чужом глазу сучок велик, а в своем и бревна не видишь». Я рекомендую всем лайфлоггинг в качестве отличной системы психотерапии и самопознания, как уникальный способ ретроспективной отладки и оптимизации своей жизненной повседневности.

У нас в США существуют целые цифровые секты типа The Quantified Self, где люди, руководствуясь принципом «человек, познай себя сам», пытаются выявить скрытые закономерности своей жизни через пристальное самосозерцание себя, применяя при этом в качестве усиливающего рычага онлайн и гаджеты.

Прилагая эти усилия, мы постулируем, что именно прожитая жизнь и есть та наивысшая ценность, которую мы теряем из-за ограниченности человеческой памяти и сумбура повседневности. «Жизнь человека – это сумма его ощущений». Именно наш опыт делает нас взрослее и мудрее. Персональные кванты бытия, которые и образуют совокупность опыта, называются лайф-биты. Лайфлоггеры их старательно собирают и оберегают, унося с собой далее в потоке времени эти частицы себя с помощью современных компьютерных решений.

– Давайте попробуем более конкретно оценить ваш личный цифровой архив. Что из технического оснащения вы используете?

– Я арендую облачное хранилище общим размером в 1000 Тб, это обходится мне дешевле стоимости страховки для бывшего дома. Также я арендую банковскую ячейку в Вашингтоне, где хранится полный бэкап этих же данных на случай разрушения онлайн-инфраструктуры и гибели моего цифрового ковчега. Периодически я добавляю туда на хранение новые один-два винчестера по мере накопления свежих данных.

В этом году на рынок вышли первые серийные винчестеры объемом в 100 Тб, что очень радует. Кстати говоря, в США зарегистрированы уже десятки случаев суицида, когда люди лишались всех своих файлов. Такие, как я, очень хорошо понимают серьезность и риски и принимают все меры для предотвращения случайной потери или повреждения своих лайф-битов.

Кроме того, у меня есть ноутбук и смартфон. Последний позволяет выполнять банкинг, навигацию и трекинг, чекины и множество других повседневных вещей, постоянно находиться онлайн. К тому же с ним связано несколько сопутствующих гаджетов: например, я ежедневно протоколирую свое давление и ЧСС, провожу тест крови, что автоматически выгружается в онлайновый медицинский профиль моей медицинской компании. Для этого я круглосуточно использую монитор пульса Blue HR на груди, на предплечье у меня закреплен фитнес-трекер Body Media, а на поясе – датчик осанки Lumoback. В рюкзаке – всегда включенный Netatmo, контролирующий качество воздуха, электромагнитный фон, влажность и температуру везде, где я пребываю.

Сначала у меня был Nikon D7100, но в итоге я перешел на более компактный фотоаппарат, который в наше время способен отчасти конкурировать с зеркалками (с двумя-тремя дополнительными аккумуляторами). В среднем в сутки я генерирую 200-700 новых фотографий. Для записи видео в режиме реального времени я перепробовал много чего – недавно сменил Google Glass на более интересные очки дополнительной реальности Tobii Glasses 2.

Все гаджеты настроены так, чтобы они требовали минимального моего участия, – все данные и фотографии сразу выгружаются в облако (или накапливаются локально до появления сигнала сети). Далее огромное количество самописных скриптов перелопачивают в онлайне этот дневной поток информации. Мне доставляет огромное удовольствие программирование под свои нужды, я постоянно придумываю все новые «юнит-тесты» для лучшего покрытия и контроля своей дневной активности.

– Итак, вы растите цифрового двойника с максимально доступным на сегодня разрешением, применяя к его информационному телу технологии дата-майнинга и Big Data. В чем прямая практическая ценность такого персонального трендхантинга?

– Я уже рассказал, что лайфлоггинг позволил мне радикально изменить собственную жизнь в области расстановки приоритетов. Я отказался от всех стандартных поведенческих паттернов, в частности, от товаров длительного и капитального пользования (durable goods), таких как дом, автомобили, телевизоры, брендовые компьютеры и так далее. В итоге практика самонаблюдения освободила меня от постоянных граничных гонок (race condition) в области денег. Это, в свою очередь, вернуло свободу выбора и перемещений. Как следствие, исчезли постоянный фоновый стресс и хроническая усталость, пропал «синдром отложенной жизни», который мучил меня на протяжении всей «взрослой жизни». Все это качественно изменило не только мою абстрактную «жизнь», но даже характер и вес.

Еще пример: у меня были некоторые проблемы со здоровьем, связанные с повышенным давлением. Я прошел полный цикл медицинского обследования, и, к сожалению, никакой причины найдено не было. Но, изучая свои лайф-биты, я обнаружил, что у меня всегда восстанавливается давление, когда я хорошо высыпаюсь (восемь-девять часов). Ранее, как и большинство заядлых интернетчиков, я представлял собой сплошные «глаза панды». Теперь серия из четырех-пяти дней с отличным сном полностью решает проблему с давлением. Изучая эти «сырые» данные, я также выяснил, что при таком «выспанном» образе жизни примерно через недели две я начинаю медленно и естественно худеть, никак не меняя свои пищевые пристрастия. В итоге я пришел к своему оптимальному весу без каких-либо диет и ограничений, попутно восстановив нормальное давление, перестав чувствовать перманентный стресс и тревогу за завтрашний день. Я также отказался от утренних пробежек, потому что длительный мониторинг показал их негативное влияние на мой организм. Я могу долго доказывать на своем личном примере, как постоянный лайфлоггинг изменяет жизнь к лучшему, и не только в физической сфере, но и в области психики.

Среди лайфлоггеров много подобных историй. Анализируя свою жизнь и буквально перерождаясь, они воочию наблюдали собственные иррациональные реакции и сжигание времени впустую. Ясное осознание проблемы приводило к тому, что жизнь начинала сама собой упорядочиваться и меняться.

Яркий пример подобного преобразования – Стивен Вольфрам, который логгирует свою жизнь разными средствами начиная с юности и, как сам же пишет, именно благодаря тщательному самонаблюдению смог превратить себя, былого «ветреного подростка», в дисциплинированного ученого. Он утверждает, что эта практика убила в нем робота, заставила посмотреть на жизнь беспристрастным и восторженным взглядом.

Но он начинал еще в седые годы, используя обычный дневник типа нынешнего Живого Журнал (ЖЖ). У его последователей глубина погружения в свое «ребытие» существенно глубже, что дает еще более интересные и глубокие эффекты. Я лично знаю коллегу-айтишника, который, логгируя свою жизнь в течение полугода, вдруг осознал, что он постоянно обижает и третирует своих детей и близких. Интересно, что ему самому было удивительно заметить и осознать это. После чего он стал целенаправленно бороться с этой ментальной аберрацией, проявляя великодушие и заботу в своих семейных делах, а в итоге получил совсем уж парадоксальный эффект – астма, мучившая его много лет, исчезла.

Ваше дело верить или нет подобным историям, но я бы посоветовал просто попробовать самим. Как минимум это радикально изменяет отношение к повседневной активности и к планам на жизнь.

– Что заставило вас столь радикально перекроить свой образ жизни? Откуда эта мировоззренческая революция?

– У меня не было каких-то кричащих проблем на момент, когда я решился выбрать новый способ жить. Я бы не назвал это каким-то бегством от чего-то, скорее наоборот – эффективной адаптацией. Это попытка найти свое место в новой жизни, которая насквозь пронизана сетевыми коммуникациями, динамической маршрутизацией и бешеным темпом. Если пытаться жить в этой бурлящей телами и машинами постмодернистской среде следуя лишь старым паттернам, то это порождает убивающую бесцельность и хроническую усталость как единственный итог. В молодости еще, быть может, и остаются иллюзии стать когда-то выше всего этого, и я, равно как и мои друзья, потратил прорву времени на бесконечный сайдшифтинг в поисках выхода. Но в возрасте около 40 начинаешь предельно ясно осознавать – это путь в никуда.

Поэтому на своем примере я попытался реализовать этот новый способ прожить свою же жизнь осмысленно и эффективно, выйдя за рамки устоявшейся системы из стереотипов. Именно ИТ и Интернет стали той самой «дверью на выход».

Не нужно видеть в этом некий вызов обществу или пустое «фрикомыслие», это лишь попытка балансировать нагрузку, упорство в намерении остаться самим собой в этой адовой круговерти рычащего мегаполиса. Посмотрите вокруг себя – все бешено эволюционирует. За последние 15 лет тот же SQL прошел путь до NoSQL, пытаясь адаптироваться к выросшим требованиям, при этом мутировав в нечто совершенно новое. Человеческий образ жизни будет также неотвратимо изменяться – я вижу цифровых отшельников пионерами этого для кого-то, возможно, болезненного тренда.

– Быть может, это своего рода «сетевая наркомания» или, наоборот, социопатия к обыденной жизни?

– Ни то, и ни другое. Давайте внимательно посмотрим на уже привычную многим жизнь, к которой мы не испытываем никаких фобий лишь по причине ее «социальной нормальности». Вот скажите: автомобилисты, особенно профессиональные водители – откуда у них эта «болезненная» страсть к машинам? Быть может, она приобретена в результате каких-либо физических увечий, которые не позволяют им передвигаться естественным путем, т.е. ногами? Или это элементы социопатии, когда в рамках частного транспорта делается попытка изолироваться от неприятных элементов общества в метро или в любом другом общественном транспорте?

И, хотя не нужно упрощать, утверждая, что технологии нейтральны, в конечном счете все определяет человек той высшей функцией, которой сам он наделяет конкретную технологию, проецируя на нее свою самость. Не надо по инерции переносить на безличные технологии недостатки людского мира. Это приводит к голословным по отношению к технологиям выводам вроде «ветер дует, потому что деревья качаются», т.е. проблемы якобы возникают потому, что люди слишком много пользуются сетью или технологиями вообще.

– Правильно ли я понимаю, что у вас не было изначально цели полностью уйти из офлайна (да и, наверное, это вообще невозможно)? То есть офлайн-среда остается важным источником вдохновения, отсюда путешествия и активное наслаждение этим подлунным миром.

– В моем случае – да. Я существую сразу в двух мирах. Сеть – это мое рабочее и жизненное пространство, это инструмент, используемый, чтобы развить и познать себя. Офлайн выступает в роли загородной дачи, куда я регулярно возвращаюсь по выходным, чтобы отдохнуть от бешеного ритма мегаполиса. Я использую вылазки в офлайн, в его наиболее экзотические участки мира, как попытку достижения эмоционального катарсиса и получения специфического опыта телесной среды.

Получается, что я выступаю в роли медиума, который выполняет кросс-трансляцию опыта моей «телесной жизни» в цифровую форму и наоборот, обогащая одну среду спецификой другой.

– Что же нам всем делать, чтобы идти в ногу со временем? Какое будущее готовят дальнейшее развитие и глобализация сети?

– Я предлагаю расслабиться и начать получать удовольствие от погружения в онлайн-среду. Хотя бы потому, что ее гегемония просто неизбежна. Посмотрите на бурный рост носимой и встраиваемой электроники и гаджетов. Мобильный сегмент – самый быстро растущий сектор ИТ и один из лидеров мировой экономики. Эксперты Gartner прогнозируют, что уже к концу 2017 года порядка 30% «умных» носимых устройств будут полностью невидимыми для глаза.

«Новые технологии делают нас антисоциальными» – заголовок «Нью-Йорк Таймс», 1950
«Новые технологии делают нас антисоциальными» – заголовок «Нью-Йорк Таймс», 1950

Сеть все больше становится фоновым «устройством» нашей жизни, которое мы даже уже не замечаем. Месяц назад в Калифорнии я присутствовал на презентации стартапа, который будет разрабатывать миниатюрную «съедобную электронику», которую на первых порах применят в медицинских целях. RFID-метки и другая пока примитивная электроника начинают имплементироваться в тела все большего количества людей, чтобы как-то улучшить и принципиально преобразить их жизнь.

Идеи трансгуманизма пускают свои корни все глубже в традиционный несетевой уклад, постепенно отвоевывая свое место под солнцем среди традиционных форм развития. Это деформирует привычный офлайновый образ жизни и в конечном счете наши ценности в зависимости от вовлеченности в эти передовые ИТ-процессы.

Чтобы суммировать эти тренды, позвольте привести известную цитату из экспертного заключения №20 Европейской группы по этике в науке и новых технологиях (http://ec.europa.eu/bepa/european-group-ethics/docs/avis20compl_en.pdf) о предстоящих изменениях:

«Современное общество встало лицом к лицу с изменениями, которым необходимо подвергнуть человеческую сущность. Это очередной этап человеческого прогресса посредством внедренных в человеческое тело различных электронных устройств, подкожных чипов и смарт-меток. Таким образом, человеческие личности изменяются до такой степени, что они все более и более превращаются в собственные сетевые проекции. Они должны иметь возможность время от времени получать, передавать и согласовывать сигналы, разрешающие передвижение, контролирующие привычки и контакты, подлежащие отслеживанию и оценке.

Это должно изменить значение и содержание (суть) автономии человека. При этом изменится само понятие человеческого достоинства. В обществах будущего тело – это сырье, которое может (и должно) быть изменено в интересах личности. Основной добавочный (ценностный) продукт, как и сегодня, будет создаваться далеко за пределами сырьевых рынков. Имплантаты ИКТ (информационно-коммуникационных технологий) в человеческом теле могут играть главную роль в вопросах здравоохранения и могут вести к усилению биологических и психических возможностей. Экстраполируясь в будущее, эта логика может привести к трансформации человеческой расы в нечто совершенно новое».

По мере своего роста информационное общество станет новой независимой и доминирующей реальностью, находящейся в тлеющем конфликте c во многом ограниченным «твердым» офлайн-миром. Примерно так же, как противостояли города и провинция в Средние века.

Возможно, кого-то это пугает и настораживает – это нормально. Давайте разбираться в этой новой среде вместе, вглядываться в нас самих в ее контексте. По мере устранения проблемы цифрового неравенства (естественной смены поколений и массового прихода цифровых «нэйтивов») это сопротивление внутри будет ослабевать. Как минимум я предлагаю не бояться прогресса, а как максимум – учиться, чтобы понять, как Сеть может изменить в лучшую сторону нашу человечность.

Переход через этот Рубикон Виртуальности бесповоротно изменяет не только быт и способ существования в офлайне, но изменяет нас самих и по цепочке порождает принципиально новые сервисы, которые еще глубже уводят в слепящую глубину этой кроличьей норки. «Мы творим наши орудия, а затем наши орудия творят нас самих». Этот исход человечества в Сеть только-только начинается, и наши потомки пройдут этот путь до конца.

Беседовал Игорь Савчук


Комментарии отсутствуют

Добавить комментарий

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи

               Copyright © Системный администратор

Яндекс.Метрика
Tel.: (499) 277-12-41
Fax: (499) 277-12-45
E-mail: sa@samag.ru