Монополия на авторские права тормозит прогресс::Журнал СА 9.2014
www.samag.ru
     
Поиск   
              
 www.samag.ru    Web  0 товаров , сумма 0 руб.
E-mail
Пароль  
 Запомнить меня
Регистрация | Забыли пароль?
Журнал "Системный администратор"
Журнал «БИТ»
Наука и технологии
Подписка
Где купить
Авторам
Рекламодателям
Магазин
Архив номеров
Вакансии
Контакты
   

  Опросы

Какие курсы вы бы выбрали для себя?  

Очные
Онлайновые
Платные
Бесплатные
Я и так все знаю

 Читать далее...

1001 и 1 книга  
20.12.2019г.
Просмотров: 4349
Комментарии: 0
Dr.Web: всё под контролем

 Читать далее...

04.12.2019г.
Просмотров: 5651
Комментарии: 0
Особенности сертификаций по этичному хакингу

 Читать далее...

28.05.2019г.
Просмотров: 6881
Комментарии: 2
Анализ вредоносных программ

 Читать далее...

28.05.2019г.
Просмотров: 7272
Комментарии: 1
Микросервисы и контейнеры Docker

 Читать далее...

28.05.2019г.
Просмотров: 6345
Комментарии: 0
Django 2 в примерах

 Читать далее...

Друзья сайта  

Форум системных администраторов  

sysadmins.ru

 Монополия на авторские права тормозит прогресс

Архив номеров / 2014 / Выпуск №9 (142) / Монополия на авторские права тормозит прогресс

Рубрика: Острый угол /  Острый угол

Евгений Сивков ЕВГЕНИЙ СИВКОВ, генеральный директор аудиторской компании «ФБКА»

Монополия на авторские права
тормозит прогресс

Красть – нехорошо; вор должен сидеть в тюрьме. Вы против этого тоже, разумеется, не возражаете. Тогда скажите, почему вы сегодня (или вчера) снова совершили кражу? Как, вы ничего не крадете, вы – законопослушный гражданин? А Windows у вас лицензионный? Антивирусник? Книги, фильмы, игры, различные программки, в конце концов, музыку в Интернете скачиваете исключительно за деньги?

Люди, покупающие софт, платят не только за себя, но еще и за того парня Мнение эксперта
Вячеслав МедведевВЯЧЕСЛАВ МЕДВЕДЕВ, ведущий аналитик отдела развития компании Dr.Web

Исторически «свобода» – тогда слово пиратство мало использовалось – оформилась вместе со знаменитым лозунгом «берите свободы, сколько сможете». В период, когда целью государства было создание слоя собственников и бизнесменов, смотреть на методы формирования прибыточного капитала было не принято. В итоге в России выросло поколение, которое не желает знать ограничений ни в общении в Интернете, ни в получении удовольствия. Свобода распространения порнографии, наркотиков… Хорошо это или плохо – тема для отдельной статьи. Но к чему привело желание получать бесплатно все, что можно получить бесплатно? Нет, не к развитию количества бесплатных услуг, сервисов и программ – несмотря на преимущества бесплатного ПО, его рыночная доля так и не превышает нескольких процентов. Пиратство привело к тотальному засилью нескольких всемирно известных производителей ПО.

Сторонники пиратства говорят, что у них нет денег, что, скачивая неизвестные произведения, они оказывают услугу авторам – и в результате рост известности приводит к росту легальных продаж. Но не всё так однозначно.

Исследований в области влияния пиратства на рост продаж ПО мне не встречались, но вот интересные исследования пиратства аудиозаписей показывают, что пиратство действительно приводит к увеличению прибыли. Но только для уже известных групп. Для начинающих групп пиратство зачастую смертельно – они просто не успевают выйти на самоокупаемость. В результате раскручивать новых исполнителей становится невыгодно (за исключением всем надоевшей попсы в исполнении девушек, основными достоинствами которых является отнюдь не вокал), ведь чем выше уровень пиратства, тем дольше группа будет выходить на самоокупаемость.

Аналогичная ситуация складывается также и на рынке ПО. Стартапы должны продавать, чтобы жить. Но если их продукт будет расходиться бесплатно, то о каком развитии бизнеса в стране можно говорить? Сколько успешных, вышедших со своим продуктом на мировой рынок компаний-разработчиков из стран СНГ вы знаете? Есть ли смысл создавать бизнес, если априори в стране не желают покупать что-либо легально? Фактически люди, покупающие софт, платят не только за себя, но еще и за того парня. А это приводит к росту цен и опять же сокращению круга покупающих.
   
Мы боремся со следствием, а не с причиной Мнение читателя
Проблема контрафактного ПО в нашей стране действительно серьезна. Не скрою, когда IBM-совместимые компьютеры только-только стали массово появляться на территории тогда еще СССР, проблемы таких масштабов не было. Причина крылась в том, что практически основными потребителями новых технологий Запада были в основном предприятия и учебные учреждения. Программное обеспечение, поставляемое с оборудованием, было на иностранном (английском) языке, и силами студентов, в большинстве случаев, преподаватели познавали новое оборудование и ПО. У студентов были золотые времена, осваивая новый уровень программирования, создавались первые программы на благо предприятий и учреждений образования, и все это делалось без какого-либо возмещения, т.е. бесплатно. Это были времена альтруизма. И когда тот же Norton Commander 2.0 был кем-то «честно скопирован» и растиражирован бесплатно среди своих, это воспринималось вполне обыденно. Но время идет, и все меняется. Технологии становились доступнее, расширялся рынок сбыта компьютерной техники, и информационные технологии стали все плотнее применяться в производствах, процессах обучения, повысились требования к будущему персоналу. И вот с этих пор остро стал вопрос о необходимом математическом и программном обеспечении... Ввиду практического отсутствия советских (российских) образцов ПО нишу стали занимать западные разработки, но, когда озвучивалась стоимость в у.е. в пересчете на рубли по курсу, не многие предприятия могли себе это позволить. Вот и стало процветать и набирать обороты пиратство, границы-то открылись и хлынул контрафакт.

Не думаю, что большую часть российских пользователей даже сегодня можно обвинить в умышленном нежелании приобретения лицензионного ПО. Несомненно, желание пресловутой халявы весьма заманчиво, но и финансовые возможности основной массы немегаполисной армии потребителей – людей из деревень и поселков – невелики. Ибо стоимость компьютера с ОС и минимального пакета прикладного ПО может превысить их месячный доход в несколько раз.

Поколение родом из 90-х зачастую не считает необходимым платить за программу, если можно обратиться к специалисту и он «качнет с инета и установит» за символическую плату. До сих пор еще жива точка зрения «за что платить, если это нельзя пощупать», и еще достаточно людей, которые покупают ноутбуки без ОС. И это не прожженные специалисты Unix/Linux и злобные админы на Windows, а простые люди, у которых есть знакомый программист, студент или «продвинутый» школьник, вот он и сделает все как надо, так зачем платить еще за какой-то «Виндовс и Ворд с Экселем»?

Решение проблемы – в комплексном системном подходе правительства и силовых структур, в повышении культуры и доходов всех жителей страны, а сейчас существует только «борьба» с последствиями, а не с причинами.

Константин Задонский

   
Пираты – это не добрые люди с идеалами, а преступники Мнение эксперта
Илья СачковИЛЬЯ САЧКОВ, генеральный директор Group-IB

Проблема с пиратством и на Западе есть. Если бы не было такой проблемы, то не существовали бы ассоциации, огромные компании, не проходили большие конференции, темой которых является борьба с пиратством. На Западе есть устоявшаяся культура защиты интеллектуальной собственности (патенты, изобретения, книги, музыка – все это защищается более 100 лет). И, конечно, правоприменительная практика. Мы знаем о серьезных судебных решениях даже за распространение всего лишь одной песни/фильма/книги.

Сейчас общая международная практика бороться больше с источником пиратства, чем с конечными пользователями. Пираты на 99% – это не добрые люди, движимые идеалами свободы. Это чаще всего преступные группы, которые хорошо умеют монетизировать свою деятельность за счет рекламы, распространения вредоносного ПО и многих других методов. Мы проводили два исследования: в первом зафиксировали, что каждый четвертый диск с пиратским ПО заражен вирусами, а во втором, что при попытке поиска пиратского ПО в Интернете пользователь с вероятностью 96% получит проблемы с безопасностью. А некоторые инциденты, связанные с хищениями в дистанционном банковском обслуживании, произошли именно из-за использования пиратского ПО (а это 2 млрд долларов в 2013 году).
   
Сейчас нет возможности создания аналогов всего ПО Мнение эксперта
Вячеслав МедведевВЯЧЕСЛАВ МЕДВЕДЕВ, ведущий аналитик отдела развития компании Dr.Web

Можно ли признать правильным призыв переходить на бесплатное программное обеспечение? Та же операционная система Linux – достаточно зрелое решение, но платное ПО ценится не в последнюю очередь за документацию, возможность обучения пользователей и администраторов, техподдержку и скорость выхода обновлений с исправлениями ошибок. Большинство свободных решений не способно все это обеспечить.

Я не сторонник закрытого ПО, но надо признать, что внедрение свободного ПО держится на энтузиазме администраторов, и приход нового сисадмина зачастую приводит к замене всего – таким образом, стоимость поддержки свободного ПО для клиента выше.

Мы ерничаем по поводу попыток государства разработать национальные решения. Но посмотрим правде в глаза: есть ли у российских компаний шанс в условиях пиратства вывести на отечественный рынок аналоги решений Microsoft или Adobe?

Сейчас нет иной возможности создания аналогов всего офисного ПО, востребованного потребителями (да, я знаю о наличии альтернативного бесплатного софта), кроме как через госпроекты. Можно ли победить пиратство? Конечно, существуют радикальные способы. В Нигерии, например, за каждый случай нарушения копирайта предлагают отрезать по одной фаланге пальца. Но лучше все же опереться на помощь государства и создать что-то реальное.
   
Мы пиратам не нужны Мнение эксперта
Константин КалмыковКОНСТАНТИН КАЛМЫКОВ, эксперт по информационной безопасности компании «РОСА»

У нас несколько иная плоскость работы и соответственно несколько иные продукты: создаем отечественное свободное и открытое ПО; создаем отечественные средства защиты информации; не создаем компьютерные игры, не пишем музыку и не снимаем кино.

Пиратам (и это вполне естественно) практически не интересен рынок свободного и открытого ПО. Ведь пират – это бизнесмен, пусть и нелегальный. Следовательно, он мыслит категориями «прибыль» и «убыток». То есть все просто: для пирата главное – прибыль или деньги, доход. Своровать открытое и свободное программное обеспечение и при этом доход извлечь не получится. Ведь технически невозможно украсть программу и продать по рублю, если наши открытые и свободные программные средства и без всякого воровства бесплатно доступны всем желающим.

Если говорить о наших продуктах в сфере информационной безопасности, наших средствах защиты информации, то и тут есть определенная специфика. Она заключается в следующем: основной потребитель у пиратов – это домашний пользователь, рядовой человек, у которого, скажем, нет денег, чтобы приобрести дорогостоящую программу или игру. Иногда этот человек ставит пиратскую версию просто из любопытства, так сказать, «заценить» продукт. Но тем не менее если качество нормальное и цена приемлемая, то он удалит ее и купит легальную.

Средний и крупный бизнес понимает риски, связанные с использованием пиратского ПО. И наши продукты в области защиты информации ориентированы не на рядового пользователя. Прежде всего наш потребитель таких продуктов – крупный и средний бизнес, а также государство. Это как профессиональный инструмент – многим ли людям нужен, скажем, микроскоп в повседневной жизни? Так и в этой ситуации. Получается, рынок сбыта такой специализированной продукции у пиратов сильно сужается.

Есть и еще кое-что: средство защиты информации, даже если это будет ворованная копия, все равно нельзя будет применять по назначению. Потребуется украсть не электронную копию программы, а программу целиком, в надлежащей упаковке, с документацией, с серийным номером и т.п. То есть пирату потребуется совершить нормальную, а не виртуальную кражу. Но и даже тогда он не сможет продать потребителю то, что украл.

Отмечу, что у нас в компании (ООО «НТЦ ИТ РОСА») применяется аттестованная по требованиям защиты информации автоматизированная система ее обработки. Поэтому наша автоматизированная система, где ведется разработка продуктов, требующих защиты, не подключена к сети Интернет. В ней установлены, настроены и функционируют сертифицированные средства защиты информации. Доступ пользователей к системе разработки ограничен. Для проведения совещаний имеется специально оборудованное помещение. В общем, ничего экзотического нет. Все меры изложены в соответствующих документах регуляторов.

Мы не страдали от пиратов, мы им не интересны. Скорее мы опасаемся случаев промышленного шпионажа. И вот такие случаи в нашей практике были. Когда «работали» против нас не пираты, а конкуренты. К счастью, все обошлось без потерь.

А ведь в соответствии с действующим российским законодательством ответственность за нарушение авторских прав зависит от характера осуществляемых вами действий, и это влечет за собой сразу несколько видов юридической ответственности: гражданско-правовой, административной и даже уголовной. Казалось бы, благое дело – защитить интересы авторов. Но...

Если бы в давние времена авторское право так же рьяно защищалось, то Крылов не смог бы опубликовать свои басни – его засудил бы его французский предшественник –Лафонтен, а того, в свою очередь, замучили бы судебными исками наследники Эзопа. Шекспир проводил бы большую часть своей жизни в судах, ведь он имел дурную привычку заимствовать сюжеты для своих пьес из десятков ранее созданных произведений.

Система авторского права, призванная защищать имущественное состояние авторов, добивается совершенно противоположного результата. Она приносит выгоду правообладателям, крупным компаниям, скупающим за гроши права на интеллектуальную собственность.

И самое главное: монополия на авторские права тормозит человеческий прогресс. Первыми это поняли китайцы. Поэтому они последовательно отрицают западную концепцию защиты авторских прав. Заимствование передовых технологий Китай приветствует. И такая политика позволила стране развиваться быстрее других государств.

Это мы натворили!

Почти все мы можем примерить на себя почетное звание автора. Кто-то пишет тексты в свой блог, кто-то балуется сочинением музыки, почти все поголовно считают себя фотографами и видеорежиссерами или операторами.

Итак, что говорит по этому поводу закон. Проблемы, связанные с авторским правом, регламентируются в России нормами части 4 Гражданского кодекса РФ (статьи с 1255-й по 1302-ю включительно). Там перечисляются объекты авторского права, к которым относятся в числе прочего литературные и музыкальные произведения, фильмы, фотографии, другие плоды творчества. Их нужно отличать от изобретений и полезных моделей, права на которые регламентируются патентным правом.

Особняком стоят компьютерные программы и базы данных, для них предусмотрен специальный порядок регистрации.

Наш закон не требует никаких действий для регистрации авторского права. Авторство создателя презюмируется, то есть предполагается, что автор – тот человек, который об этом заявил, если не доказано обратное.

В соответствии с международной Женевской конвенцией 1952 года создатель творческого продукта ставит на его материальном носителе (рукопись, диск) знак копирайта (буква «С» в кружочке), чем и устанавливает свое право.

Однако практика показывает, что автору нужно создать доказательственную базу, необходимую для потенциальной защиты своих прав в суде. То есть требуется проделать ряд юридически значимых действий, способных в случае необходимости подтвердить приоритет создателя творческого продукта.

Способы защиты

Самый простой способ подтверждения приоритета при создании продукта интеллектуальной собственности – почтовое отправление на собственный адрес.

Кладете в письмо (бандероль) оригинал произведения, то есть его материальный носитель, отмеченный знаком копирайта, и отправляете его на собственный адрес. После получения такое письмо вскрывать не следует. Почтовый штемпель с датой становится официальным доказательством того, что именно в ваших руках уже в это время находился оригинал произведения.

Второй способ – депонирование материального носителя авторского продукта в архивах некоторых организаций. К их числу относится, например, Российское авторское общество. При депонировании вам выдадут документ, подтверждающий дату его получения. Это еще одно из возможных доказательств в случае судебного разбирательства.

Кроме того, для надежности можно заверить дату у нотариуса. Правда, нотариальное удостоверение даты имеет один существенный по нынешним временам недостаток. Он не годится для удостоверения произведений на электронных носителях. Нужно помнить, что нотариус заверяет не само авторское право (его регистрация, как мы уже говорили, не нужна), а вашу подпись на заявлении о том, что вы являетесь создателем продукта интеллектуальной собственности. Плюс заверяется дата, когда такое заявление сделано. Для суда этого вполне достаточно.

Итак, третий способ – это, по сути, электронное депонирование на соответствующем сервисе. Сервисы бывают двух видов. В первом случае вы просто размещаете свой продукт на сайте. Тем самым фиксируется дата размещения, то есть доказательство вашего приоритета.

Можно использовать другой вариант – попытаться получить цифровой штамп, который позволит вам по своему усмотрению фиксировать время электронного депонирования. Этот способ гораздо надежнее.

Сроки, служба и суды

Защита авторских прав имеет сроки давности. Это продолжительность жизни автора плюс еще 50 лет после его смерти для наследников. Но эти сроки в России действуют только со времени присоединения нашей страны к той или иной международной конвенции по авторскому праву.

Закон из всех объектов авторского права выделяет так называемые служебные. Это продукты интеллектуальной собственности, созданные авторами при выполнении своих служебных обязанностей в соответствии со своей рабочей функцией, закрепленной в трудовом договоре. Личные неимущественные авторские права, связанные с имущественными, в этом случае принадлежат работодателю.

Если дело доходит до судебного разбирательства, то следует помнить о том, что бремя доказывания авторства ложится на истца. Вы обратились в суд? Значит, вам и доказывать свое авторство. Что можно получить в качестве компенсации за незаконное использование контента? Истец по закону имеет право требовать компенсацию в размере от 10 000 до 5 млн рублей (ст. 1301 ГК РФ, отметим, что речь о любых объектах авторского права). Практика показывает, что суды при определении точной суммы учитывают профессиональный и социальный статус истца и материальные возможности ответчика. Если вы – профессионал с мировым именем, можете претендовать на более высокую сумму.

Когда речь идет о возмещении убытков в рамках гражданско-правовой ответственности, возникает вопрос: что подлежит возмещению, только ущерб или еще и упущенная выгода? Так вот: упущенная выгода в делах по нарушению авторских прав возмещается только в тех случаях, когда злодеи успели реализовать контрафакт. И полученная ими сумма будет считаться упущенной выгодой правообладателя. Что касается морального вреда – размер его возмещения зависит от заявки истца и воли суда.

Для любителей полакомиться чужим интеллектуальным продуктом предусмотрены и другие виды юридической ответственности. Например, уголовная по ст. 146 УК РФ. В этой статье – три части. От 1-й до 3-й частей наказания становятся все строже.

Уголовники-плагиаторы и рецидивисты-хакеры

Если в 1-й части ст. 146 речь идет о плагиате, то квалифицированные (более строгие) составы 2-й и 3-й частей могут применяться только при условии нанесения правообладателю ущерба крупного или соответственно особо крупного размеров. Это по смыслу ст. 146 будут 50 000 и 250 000 руб. соответственно. И оценка в случае возбуждения уголовного дела должна проводиться более строго, чем в случае гражданско-правовой ответственности. А наказания здесь достаточно серьезные: штраф до 300 000 руб., лишение свободы на срок до 7 лет (по ч. 3 ст. 146).

Отдельно нужно говорить об уголовной ответственности за компьютерные преступления, например, о неправомерном доступе к компьютерной информации (хакерство) по ст. 272 УК РФ, а также о создании, использовании и распространении вредоносных программ (вирусов) по ст. 273. За подобные «фокусы» у нас могут дать до 7 лет лишения свободы или оштрафовать на сумму в пределах тех же 300 000 руб.

Освобождение от уголовной ответственности не освобождает от обязанности возмещения ущерба и от привлечения к ответственности административной по ст. 7.12 КоАП РФ. Штрафы для юридических лиц по этой статье могут доходить до 400 МРОТ. Ответственность наступает только за использование в целях извлечения дохода контрафактной продукции. Значит, если такой цели нет, то есть вы использовали продукцию в личных целях или чисто по-дружески с людьми делились радостью приобщения к творчеству (чужому) – ни о какой ответственности речи быть не может. Административную ответственность от более строгой уголовной отделяет сумма ущерба: 50 000 руб.

И напоследок: помните, что интеллектуальная собственность защищена законом независимо от факта публикации. Право у создателя продукта возникает с момента его создания.

Право или свобода

Итак, нужно ли охранять авторское право? Если да, то насколько строго?

Интернет нас изрядно избаловал. Вспомните, сколько мы платили за бумажные книги, виниловые диски, магнитные пленки. А теперь – включил компьютер и – пожалуйста. Но ведь все эти продукты, как и раньше, создают живые люди. Они прилагают для этого немалые творческие усилия, тратят свое время, силы, средства. Значит, нам всем нужно вновь приучаться платить. Однако имеется несколько «но».

Для начала нужно предоставить законопослушным гражданам надежные и относительно недорогие возможности расплачиваться за виртуальный товар с помощью Интернета. В России пока решение этой проблемы находится в зачаточном состоянии.

А если серьезно, то авторское право ограничивает прогресс. Я считаю, что, жестко защищая авторские права, мы имеем больше минусов, чем плюсов. Общедоступность и бесплатный доступ к новым идеям – мощный толчок для прогресса.


Комментарии
 
  03.10.2014 - 12:25 |  mispol

Мне представляется, что проблема информационного пиратства связана с несовершенством системы налогообложения при распространении объектов авторского права, делающей возможным извлечение сверхприбылей "правообладателями" -спекулянтами. Потребителю легко понять за что он платит,скажем 300 руб, за печатную книгу - ведь у каждого ее экземпляра есть конкретная себестоимость, которую невозможно снизить ниже определенного предела. Но когда ему предлагают заплатить 290 руб за ее электронную копию, стоимость тиражирования которой стремится к нулю, он подсознательно чувствует что его обманывают.

Добавить комментарий

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи

               Copyright © Системный администратор

Яндекс.Метрика
Tel.: (499) 277-12-41
Fax: (499) 277-12-45
E-mail: sa@samag.ru