Солнце всходит и заходит::Журнал СА 10.2013
www.samag.ru
     
Поиск   
              
 www.samag.ru    Web  0 товаров , сумма 0 руб.
E-mail
Пароль  
 Запомнить меня
Регистрация | Забыли пароль?
О журнале
Журнал «БИТ»
Подписка
Где купить
Авторам
Рекламодателям
Магазин
Архив номеров
Вакансии
Контакты
   

ЭКСПЕРТНАЯ СЕССИЯ 2019


  Опросы

Какие курсы вы бы выбрали для себя?  

Очные
Онлайновые
Платные
Бесплатные
Я и так все знаю

 Читать далее...

1001 и 1 книга  
28.05.2019г.
Просмотров: 1321
Комментарии: 2
Анализ вредоносных программ

 Читать далее...

28.05.2019г.
Просмотров: 1426
Комментарии: 1
Микросервисы и контейнеры Docker

 Читать далее...

28.05.2019г.
Просмотров: 1099
Комментарии: 0
Django 2 в примерах

 Читать далее...

28.05.2019г.
Просмотров: 850
Комментарии: 0
Введение в анализ алгоритмов

 Читать далее...

27.03.2019г.
Просмотров: 1438
Комментарии: 0
Arduino Uno и Raspberry Pi 3: от схемотехники к интернету вещей

 Читать далее...

Друзья сайта  

Форум системных администраторов  

sysadmins.ru

 Солнце всходит и заходит

Архив номеров / 2013 / Выпуск №10 (131) / Солнце всходит и заходит

Рубрика: Карьера/Образование /  Ретроспектива

Владимир Гаков ВЛАДИМИР ГАКОВ, журналист, писатель-фантаст, лектор. Окончил физфак МГУ. Работал в НИИ. С 1984 г. на творческой работе. В 1990-1991 гг. – Associate Professor, Central Michigan University. С 2003 г. преподает в Академии народного хозяйства. Автор 8 книг и более 1000 публикаций

Солнце всходит и заходит

О том, что все преходяще в этом мире (но кое-что вдобавок еще и циклично), еще раз напоминают амбициозное название и более чем тридцатилетняя история одного из флагманов мировой компьютерной индустрии – компании Sun Microsystems

У этого «солнышка» тоже был фантастический по красоте восход, затем оно посияло в зените, после чего наступило время неизбежного впечатляющего заката, что, однако, предполагает очередной восход спустя какое-то время.

Рождение звезды

За три десятка лет американская корпорация Sun Microsystems, Inc. достигла внушительных успехов и, уже уверенно можно сказать, застолбила место в истории компьютерной и ИТ-индустрии. Достаточно напомнить, что именно в недрах Sun родились популярный язык программирования Java и протокол сетевого доступа к файловым системам NFS (Network File System). Компания также отметилась рядом существенных разработок и усовершенствований многих ключевых компьютерных технологий, таких как Unix, RISC-процессоры, «тонкий клиент» (Thin Client – компьютер или программа-клиент в сетях с клиент-серверной или терминальной архитектурой, переносящий все или большую часть задач пообработке информации на сервер), «виртуальный компьютер» (или «виртуальная машина»), ОС Solaris, свободная реляционная система управления базами данных MySQL и другие. По сей день компания (несмотря на смену собственника, очем ниже) является одним из крупнейших производителей серверов и рабочих станций, систем хранения информации и еще много чего.

А взошло это «солнце» на компьютерном рынке 24 февраля 1982 года, когда и была основана компания. У истоков ее стоят четыре яркие индивидуальности, роль каждой из которых в создании Sun Microsystems в различных источниках оценивается по-разному. Поэтому просто перечислю их – в порядке «подключения» к квартету основателей.

Бесспорно, прототип того, что впоследствии реализовалось в виде первой рабочей станции Sun Microsystems (на OC UNIX), создал в конце 1970-х годов аспирант Стэнфордского университета Энди Бехтольшейм. Или Бехтольсхайм – если учесть его немецкие корни. А уж совсем официально – так Андреас Мария Максимилиан фон Бертольсхайм!

Андреас Мария Максимилиан фон Бертольсхайм (слева) и Билл Джой
Андреас Мария Максимилиан фон Бертольсхайм (слева) и Билл Джой

Один из отцов-основателей Sun Microsystems, несмотря на гордое дворянское «фон», родился в семье баварских фермеров, живших неподалеку от озера Аммерзее. В родительском доме не было телевизора, ближайших соседей отделяли километры, и способный к математике и инженерному делу мальчик, чтобы не одуреть от одиночества, с малых лет пристрастился к бытовой электронике. Начав, естественно, с самодельного радиоприемника. Когда ему исполнилось восемь лет, родители переехали в Рим, а спустя еще пять лет вернулись в Германию, поселившись на сей раз на берегу еще более знаменитого озера – Констанц (или Боденского).

К 16 годам Андреас уже смастерил нечто посерьезнее радиоприемника – оригинальный контроллер на базе Intel 8008, который тут же запатентовал и продал лицензию одной из местных компьютерных компаний. Лицензионные отчисления позволили молодому Бехтольшейму (у нас прижилась именно такая транскрипция) самостоятельно оплатить свое высшее образование. А оно было впечатляющим – как по перечислению названий университетов и грантов, так и поперечислению студенческих «трофеев». Учась в мюнхенском Технологическом университете, Бехтольшейм получил первый приз по физике на конкурсе студенческих работ. Затем, став стипендиатом премии Фулбрайта, получил возможность продолжить образование в американском Университете Карнеги-Меллона, где будущий сооснователь Sun Microsystems в 1976 году получил магистерский диплом по специальности инженер-электронщик и уже в следующем был принят на работу в компанию Intel, перебравшись в становившуюся живой легендой Силиконовую долину под Сан-Франциско.

Однако проработал Бехтольшейм в Intel не более недели. Недовольный решением начальства «сплавить» его в соседний штат Орегон, молодой сотрудник уволился и остался в Сан-Франциско, устроившись в знаменитый Стэнфордский университет. Там он успешно защитил докторскую диссертацию по электронике и создал мощный компьютер для университетского проекта локальной вычислительной сети (ЛВС). Формально это была «UNIX-система с микропроцессором68000 от Motorola и усовершенствованным блоком управления памятью», собранная из запчастей для упомянутого университетского проекта или купленных в окрестных магазинах. Создатель системы не скрывал, что отталкивался отпопулярной тогда модели Xerox Alto, разработанной в мозговом центре компании Xerox – PARC (Palo Alto Research Center), поскольку в указанное время прирабатывал в PARC «бесплатным консультантом» (то есть не получавшим зарплаты, но имевшим допуск ко всем проводившимся там разработкам).

Позже такие системы получат общепринятое название «рабочих станций» (то же название носят и «компьютерно-оснащенные» рабочие места). А свою рабочую станцию – одну из первых – ее создатель назвал аббревиатурой SUN (отStanford University Network). Позже, не устояв перед очевидным соблазном, Бехтольшейм с товарищами перешли к написанию двух третей названия прописными буквами – так и родилось «Солнце» (Sun). На логотипе компании, созданном коллегой Бехтольшейма, профессором того же университета Вэном Праттом, это слово можно прочитать в четырех различных направлениях.

Четверка «солнцепоклонников»

Бехтольшейм попытался было заинтересовать своей новинкой окрестные компании-производители – благо в бурно растущей Силиконовой долине в таковых дефицита не было. Но тщетно. Зато быстро обнаружился сторонник и будущий партнер – индус по национальности Винод Хосла. Оказывается, они были ровесниками, оба – из «понаехавших» (Хосла родился и вырос в Нью-Дели), и даже вместе учились в Университете Карнеги-Меллона и проходили аспирантуру вСтэнфорде! Правда, Хосла – чуть раньше и на другом факультете (бизнеса). К описываемым временам будущий второй основатель Sun Microsystems работал в компании Daisy Systems – партнера того самого стэнфордского проекта локальной сети.

Оба энтузиаста, работая инженерами-электронщиками, испытывали неутоленную потребность в «доступе к телу». В данном случае к ресурсам мощной вычислительной машины. Подобные устройства тогда были весьма дороги, имелись нево всякой «конторе», не говоря уж о личном пользовании, и часто приходилось сидеть перед терминалом в очереди. Из этой потребности в сравнительно недорогих (но не уступающих по производительности дорогим) рабочих станциях удрузей-соратников и возникла мысль о собственной компании.

Скотт Макнили (слева) и Винод Хосла
Скотт Макнили (слева) и Винод Хосла

Вскоре на горизонте возник и третий «мушкетер» – Скотт Макнили. Сын детройтского работника «автопрома», дослужившегося до менеджера одного из автомобильных заводов, Макнили с детства мечтал стать врачом. Однако еще в школе обнаружил явные математические способности и по настоянию отца пошел учиться в престижный Гарвард. И закончил университет, но с дипломом не физика и математика, а экономиста. А магистерскую диссертацию по специальности «деловое администрирование» (MBA) защитил уже в Стэнфорде (в который Макнили поступил лишь с третьей попытки). После чего решил работать в «оборонке» (и где – на танковом заводе!), но тут на его пути возник бывший преподаватель по экономике, который соблазнил молодого человека другой работой – в компании Onyx, производившей как раз компьютерное оборудование – рабочие станции.

И в феврале 1982 года трое бывших аспирантов Стэнфорда, быстро набросав бизнес-план, основали компанию Sun Microsystems. Что более удивительно – столь же лихо, в кратчайшие сроки, был собран необходимый для стартапа венчурный капитал. Первым сотрудником новоиспеченной компании стал ее президент Энди Бехтольшейм, вторым – CEO и (впоследствии) председатель совета директоров Винод Хосла, а третьим – Скотт Макнили. А когда перед «тремя мушкетерами» из Sun встал вопрос, как завоевывать свое место под солнцем, уже рыночным, ответ нашелся также быстро: за счет производства компьютеров, работающих на максимально дешевом «софте», а лучше вообще бесплатном. Дляразработки последнего в компанию был приглашен четвертый участник – уже известный специалист Билл Джой, один из создателей операционной системы BSD, входящей в семейство Unix и разработанной в другом знаменитом университете в ареале Большого Сан-Франциско – Беркли.

Именно благодаря новичку «д’Артаньяну» (с которым президент компании на первых порах снимал на пару квартирку в Пало Алто) компания Sun смогла быстро вырваться на оперативный рыночный простор. Установка на ее компьютеры доработанной BSD позволяла экономить на каждой машине более $5000 – первые рабочие станции Sun продавались за $20 000, в то время как у конкурентов аналогичные машины стоили $25 000.

Еще одним несомненным достоинством первой и всех последующих моделей рабочей станции от Sun Mircosystems было наличие сетевой карты (в первой модели это была карта Ethernet). По тем временам локальные сети еще оставались необязательным и, по мнению многих, чрезмерным «наворотом», но компания «четырех мушкетеров» из Силиконовой долины с самого начала сделала ставку на привязку компьютера к сети, записав в корпоративном слогане: «Сеть – этокомпьютер» (The Network Is the Computer). И в недолгой исторической перспективе сорвала банк! Уже на первом году существования первая модель рабочей станции Sun с поддержкой сети и открытой (бесплатной) ОС произвела сенсацию на выставке компьютерного оборудования Comdex.

В зенит

В дальнейшем пути основателей Sun разошлись. К началу нового века и тысячелетия Бехтольшейм, Хосла и Джой основали свои собственные компании и крупно инвестировали в чужие стартапы. В частности, Бехтольштейм подписал первый же серьезный чек на $100 000 создателям очередного стартапа, которых звали Сергей Брин и Ларри Пейдж. В 2010-м этот вклад в компанию, название которой, полагаю, напоминать не нужно, «весил» уже чуть менее $2 млрд… АХосла и Джой, каждый по отдельности, вложились в ряд крупных проектов, связанных с так называемыми чистыми (безотходными) технологиями. Макнили также покинул Sun Mycrosystems, поработал в нескольких компаниях и насегодняшний день представляет собой редкий пример топ-менеджера, получившего контракт на более чем двадцатилетний срок.

Тогда же, в 1983-м, на волне успеха своей первой модели, «четверка мушкетеров» получила первый крупный заказ на $40 млн от компании Computervision, выпускавшей CAD-системы. Спустя три года Sun Microsystems вышла на IPO, и еще через два года оборот компании преодолел символическую планку в $1 млрд.

Первый продукт линейки SPARCstation – рабочая станция SPARCstation 1
Первый продукт линейки SPARCstation – рабочая станция SPARCstation 1

Но Бехтольшейму со товарищи одних блестящих финансовых показателей было мало. К тому времени в головах креативного квартета вынашивался новый амбициозный проект – небольшого и недорогого компьютера для средних школ иуниверситетов. Проект под кодовым названием UniSun воплотился в жизнь в виде первой рабочей станции из семейства SPARC, получившей неофициальное название Campus (кампус, студенческий городок). Базой для новой технологии стали собственные 32-разрядные процессоры, работавшие на «родной» архитектуре RISC и заменившие устаревшие и более дорогие процессоры от Motorolla. На долгие годы серверы и рабочие станции семейства SPARC стали хитами продаж, на них зижделось благосостояние компьютерной империи, над которой, повторяя классика, «никогда не заходит солнце». По крайней мере так всем казалось – до наступления Миллениума…

Следуя своему девизу, приведенному выше, Sun Microsystems не уставала напоминать рынку, что «сеть – это компьютер». В 1984 году главными сенсациями на компьютерном рынке стали новое детище Стива Джобса – первый Macintosh итехнология NFS от Бехтольшейма с партнерами. По мнению специалистов, на то время это была одна из лучших реализаций протокола для работы в сети, позволявшая пользователям работать с информацией и файлами со всех компьютеров, объединенных в локальную сеть. Причем в отличие от продукции конкурентов «солнечный» протокол позволял объединять в сеть компьютеры со всеми главными тогдашними ОС – как «DOS-овскими», так и «яблочными».

Более того, в отличие от софта большинства тогдашних производителей NFS – точнее, лицензия на нее – доставалась пользователям практически бесплатно: получив исходные коды за символическую цену, любой мог как угодно достраивать и усовершенствовать программу. Эта практика поддержки открытых систем (в частности, работающих на Linux) продолжается по сей день. В докладе, подготовленном в 2006 году для Евросоюза (конкретно – для Университета Объединенных Наций и Маастрихтского экономико-социального института инноваций и технологии, или сокращенно UNU-MERIT), корпорация Sun Microsystems была названа крупнейшим в мире корпоративным «вкладчиком» в движение за открытую информацию. При этом, по оценкам авторов доклада, вклад Sun Microsystems превосходит суммарный вклад «преследователей», занимающих пять следующих строк в этом необычном рейтинге.

Сервер Sun Fire V40z
Сервер Sun Fire V40z

Продолжая развивать генеральное наступление в стратегическом направлении – производстве серверов и рабочих станций, Sun Microsystems в последнее десятилетие прошлого века решила не ограничивать себя выпуском железа ивплотную занялась собственными разработками программного обеспечения. Первый значительный успех на софт-фронте не заставил себя ждать: в 1991 году на смену операционной системе SunOS (усовершенствованной BSD Билла Джоя), которую до того устанавливали на компьютеры Sun, пришла новая – Solaris. Первая версия представляла собой симбиоз той же BSD и ОС System V, разработанной в компании AT&T. Последующие версии заслужили у специалистов репутацию одной из самых безопасных систем для серверов.

Следующим успехом стал новый язык программирования Java, названный так в честь популярной – и среди программистов тоже! – марки кофе (первоначально проект носил кодовое название Oak – в честь развесистого дуба, росшего рядом с офисом компании). Звезда Java взошла чуть позже, когда на этом языке начали писать программы для мобильных телефонов и веб-разработок.

К началу нового века и тысячелетия Sun Microsystems запустила и собственный успешный офисный пакет OpenOffice, основанный, как видно из названия, на базе также открытых исходных кодов, – в отличие от другого, всем известного аналогичного пакета (называть производителя надо?), с помощью которого автор и набирает эту статью на своем ноутбуке. (Более подробно и профессионально технологические разработки компании описаны в статье другого автора журнала – Ильи Александрова – см. «СА», №10/2009.)

Закат и предутренние ожидания

А в последний год перед наступлением Миллениума, как известно, «случилось страшное». Когда с вселенским шумом лопнул пресловутый «пузырь доткомов» (dot-com bubble), рухнули акции большинства игроков IT-рынка, до того, помнению многих специалистов, неоправданно «разогретого», детище Бехтольшейма и партнеров не избежало общей участи. Продажи компьютерного железа лавинообразно устремились вниз – сначала медленно, а под конец – со скоростью свободного падения. В декабре 2001 года стоимость акций вернулась на уровень 1998-го – к отметке примерно $100. А годом позже акции продавались уже за совершенно смешную «десятку баксов». Следствием тому стали, как обычно, начальственная чехарда, массовое бегство инвесторов и массовое же сокращение рабочих мест и производственных мощностей. Иного выхода не было – мощные серверы и рабочие станции пылились на складах, а корпоративные покупатели в сложившейся ситуации переориентировались на обычные серверы на базе Intel и AMD. Чтобы хоть как-то замедлить «свободное падение», пришлось заключать соглашения с этими двумя главными конкурентами на рынке процессоров (а кроме того, с японской Fujitsu – на использование ее чипов). Так на рынке появились серверы от Sun Microsystems на процессорах от Intel и AMD (кроме фирменных – на SPARC). А в 2005 году была выпущена версия собственной ОС также с открытыми исходными кодами – OpenSolaris.

Sun Green Data Center в Колорадо
Sun Green Data Center в Колорадо

Эти и ряд других «авральных» мер позволили Sun Microsystems ко второму фискальному кварталу 2005 года вновь выйти в прибыль – для подобной компании небольшую ($19 млн), но зато впервые за три последних года! Затем последовал новый недолгий спад, вслед за ним – новый подъем… В 2006-2007 годах Sun Microsystems даже «отметилась» в истории суперкомпьютеров, участвуя в постройке японского TSUBAME и американского Ranger (до 2008 года самого быстродействующего суперкомпьютера в Азии и шестого по мощности суперкомпьютера в мире соответственно).

В 2007 году наметился уже относительно устойчивый подъем, что позволило крупной венчурной компании Kohlberg Kravis Roberts (KKR) объявить об инвестициях в Sun Microsystems на сумму в $700 млн. Может быть, свою роль сыграло тообстоятельство, что незадолго до того компанию KKR покинул (но связи, конечно же, остались!) топ-менеджер, которого звали Винод Хосла.

Но в следующем году – «черном» 2008-м – последовал всем известный новый кризис, на сей раз глобальный и затронувший всю экономику, а не отдельные ее секторы. Убытки лишь за первые «кризисные» полгода составили почти $2 млрд!

К этому времени Sun Microsystems активно скупала целые компании и отдельные подразделения – полный список этих приобретений, совершенных в период с 1987 по 2009 год, включает более полусотни названий! А если точно, то 51 – тоесть в среднем более чем по две «покупки» в год. Зато в роковом 2009-м перед руководством компании встал выбор иного сорта – кому бы повыгоднее продаться. После долгого рассмотрения потенциальных покупателей выбор остановили на Oracle. Переговоры тянулись почти весь год, и к январю 2010-го сделка наконец состоялась: компания Ларри Эллисона приобрела Sun Microsystems за $7,4 млрд. В следующем месяце оба гиганта «слились в экстазе», образов новую мегакорпорацию Oracle America, Incorporated.

Однако по условиям соглашения о слиянии продукция Sun Microsystems по-прежнему будет выходить под собственным брендом – с добавлением слова Oracle. Прежнее название обязывает – солнце хоть и уходит на ночь за горизонт, поутру обязано взойти на положенном месте. Так устроен мир, и если в урочный час восхода не будет, значит, наступил действительно конец света. Во всех смыслах.

ЛАДИМИР

Комментарии отсутствуют

Добавить комментарий

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи

               Copyright © Системный администратор

Яндекс.Метрика
Tel.: (499) 277-12-41
Fax: (499) 277-12-45
E-mail: sa@samag.ru