История компании Intergraph::Журнал СА 7.2007
www.samag.ru
     
Поиск   
              
 www.samag.ru    Web  0 товаров , сумма 0 руб.
E-mail
Пароль  
 Запомнить меня
Регистрация | Забыли пароль?
Журнал "Системный администратор"
Журнал «БИТ»
Наука и технологии
Подписка
Где купить
Авторам
Рекламодателям
Магазин
Архив номеров
Вакансии
Контакты
   

  Опросы

Какие курсы вы бы выбрали для себя?  

Очные
Онлайновые
Платные
Бесплатные
Я и так все знаю

 Читать далее...

1001 и 1 книга  
20.12.2019г.
Просмотров: 5397
Комментарии: 0
Dr.Web: всё под контролем

 Читать далее...

04.12.2019г.
Просмотров: 6594
Комментарии: 0
Особенности сертификаций по этичному хакингу

 Читать далее...

28.05.2019г.
Просмотров: 7877
Комментарии: 2
Анализ вредоносных программ

 Читать далее...

28.05.2019г.
Просмотров: 8168
Комментарии: 1
Микросервисы и контейнеры Docker

 Читать далее...

28.05.2019г.
Просмотров: 7165
Комментарии: 0
Django 2 в примерах

 Читать далее...

Друзья сайта  

Форум системных администраторов  

sysadmins.ru

 История компании Intergraph

Архив номеров / 2007 / Выпуск №7 (56) / История компании Intergraph

Рубрика: БИТ. Бизнес & Информационные технологии /  История вопроса

Дмитрий Мороз

История компании Intergraph

Мы – компания и должны приносить прибыль.

Если мы приносим прибыль, мы будем существовать очень долго.

 

Джим Тейлор

Уже полвека корпорация IBM считается лидером по производству мейнфреймов и суперкомпьютеров. За компанией Apple прочно укрепился статус де-факто поставщика техники для вёрстки и дизайна. Подобный список можно продолжить. Что же касается систем автоматизированного проектирования, здесь на протяжении нескольких десятилетий лидирует компания Intergraph, истории которой и посвящена эта статья.

Пионеры своего дела

В 1969 году Джеймс Мидлок (James Meadlock) покинул пост инженера в корпорации IBM и основал собственную компанию, M&S Computing, вложив в неё 39 тысяч долларов из собственных сбережений.

Он решил остаться в Хантсвилле (штат Алабама) не только из-за того, что сам был родом с юга, но главным образом из-за располагавшегося здесь центра управления полётами NASA, в котором Мидлок ранее разрабатывал программное обеспечение для навигации ракетоносителей Сатурн (Saturn), запускавших космические аппараты Аполлон (Apollo) к Луне. Основатель M&S Computing считал, что в таком месте программисты будут очень востребованны.

Кроме самого Мидлока, его новоиспечённая компания состояла из четырёх инженеров-программистов, а также секретаря.

В течение первых нескольких лет своего существования M&S Computing занималась консультированием правительственных организаций относительно использования цифровых технологий, а также создавала программное обеспечение для ракетной навигации.

Кроме того, она приступила к разработке интерфейсов пользователя, а также систем интерактивной компьютерной графики.

Приблизительно до 1968 года способ общения инженеров и учёных с компьютерами был невероятно неудобен: им приходилось превращать всю графическую информацию в перфораторные карты, ждать, пока будет обработана группа данных, умещающихся на одной карте, а затем снимать результаты с отдельных автономных плоттеров. Как следствие, выполнение приложений в режиме реального времени всегда влекло за собой возникновение задержки, уходившей на операции с перфокартами и печатающими устройствами. Система, использующая интерактивную компьютерную графику, наделяла пользователя графическим устройством отображения, которое фиксировало в режиме реального времени все результаты расчётов.

Первый графический терминал был разработан M&S Computing по заказу правительства для проектирования печатных плат в 1970 году.

Состоял он из обычных комплектующих, доступных на тот момент, электронно-лучевой трубки, исполнявшей роль дисплея, клавиатуры, а также специального планшета, предоставлявшего оператору ряд команд для рисования.

Позднее инженерами компании была разработана специальная плата, ускорявшая прорисовку изображения на терминале в три раза.

В 1972 году в строй вступила интерактивная графическая система, созданная для нужд командования противоракетной обороны США.

В отличие от других компаний, производивших компьютеры для собственных нужд, Мидлок со товарищи использовали серийно производимые мейнфреймы PDP производства Digital Equipment Corporation (DEC), экономя, таким образом, средства и время.

Спустя ещё два года компания выполнила заказ на производство системы планирования для города Нэшвиль (штат Теннесси). Работала она под управлением ПО IGDS (Interactive Graphics Design Software – программное обеспечение для интерактивного графического дизайна), первой коммерчески доступной интерактивной системой автоматического проектирования (САПР).

Благодаря IGDS оператор мог с лёгкостью получить необходимую информацию о любой интересующей его части города, просто указав на тот или иной блок на карте.

Система для Нэшвиля сыграла с компанией злую шутку. «Согласно подписанному с городскими властями контракту мы обязались предоставить им готовый проект за 32 тысячи долларов», – вспоминает Мидлок. «Однако в результате система обошлась нам в 200 тысяч долларов. Ситуация была очень плачевна, поскольку из-за этого финансового просчёта компания чуть не прекратила своё существование. Но я верю, что подобный случай укрепил мнение о нас как о компании, любыми средствами выполняющей свои обязательства».

К концу 1960-х M&S Computing вышла на рынок нефте- и газодобычи, начав предоставлять системы трёхмерного планирования. Они же пригодились и для архитектурного проектирования, только начинавшего набирать обороты.

В то время как большинство поставщиков САПР ориентировали свои продукты лишь на авиакосмическую промышленность и автомобилестроение, компания Мидлока в роли первопроходца осваивала новые рынки, что позволило ей в будущем прочно закрепиться на них до прихода конкурентов.

Кроме системы планирования, M&S Computing первой представила дополнение к IGDS, предназначенное для проектирования трубопроводов.

Что касается аппаратных разработок, компания выпустила в 1978 году многомониторный графический терминал, состоявший из двух размещённых рядом дисплеев.

Кроме того, благодаря использованию процессора LSI-11/2 от DEC M&S Computing первой в отрасли реализовала локальную вычислительную сеть.

Выход в лидеры

Поскольку деятельность компании M&S Computing была так или иначе связана с графическими технологиями, в 1980 году руководство приняло решение об изменении её названия. Отныне компания была известна как Intergraph (от Interactive Graphics – интерактивная графика).

Обзаведясь новым названием, компания была готова к конкурентной борьбе. А соревноваться было с кем и за что. Мидлок считал своим главным конкурентом бывшее место работы – IBM. По количеству продаваемого оборудования для САПР «Голубой гигант» опережал Intergraph в несколько раз. К счастью для компании, ей удалось заключить несколько очень крупных контрактов, например, с Xerox Corporation и Porshe.

Ещё одна проблема, с которой пришлось бороться Intergraph, – трудности стремительного роста. Поскольку количество новых сотрудников неуклонно росло, компании пришлось пересмотреть собственную программу обучения новичков для увеличения её эффективности.

Воспользовавшись моментом, Intergraph также организовала новый отдел продаж и сервисной поддержки. Его менеджеры ориентировались на нужды каждого отдельно взятого рабочего, а не на требования всей индустрии. Группам менеджеров присваивались отдельные рынки, например, архитектура, электроника, картография, а также индустриальное строительство.

Подобное нововведение быстро дало свои «плоды», позволив компании прочно закрепиться на новых рынках. Например, поставки САПР в 1983 году приносили Intergraph уже 20% всех доходов.

Компания сделала первый шаг на рынок печати, начав поставлять оборудование для электронной вёрстки. Intergraph также не отставала и в производстве нового аппаратного и программного обеспечения.

В 1980 году она первой на рынке выпустила графический терминал, включавший в себя два монитора с высоким разрешением в 1280х1024 пикселей.

Через год Intergraph представила терминал с цветным дисплеем, отображавшим 4096 цветов.

А по прошествии ещё 12 месяцев графические терминалы компании обладали встроенным графическим процессором для обработки трёхмерного изображения, работавшим параллельно с центральным компьютером.

В это же время Intergraph выпустила две линейки рабочих станций собственного производства, InterAct и InterPro, ориентированных на системы автоматизированного проектирования. Изначально они работали на базе архитектур VAX и Micro VAX производства DEC и требовали подключения к мейнфреймам.

В 1984 году компания выпустила первые полностью автономные рабочие станции серии InterPro 32 с 2 Мб оперативной памяти, жёстким диском на 26 Мб, а также флоппи-дисководом на 1,6 Мб.

Графическая карта Edge (1991 г.), устанавливаемая в InterPro 32

Графическая карта Edge (1991 г.), устанавливаемая в InterPro 32

Наконец Intergraph начала предоставлять коммерческую реализацию своей локальной сети с пропускной способностью 2 мегабита за секунду. Что интересно, сетевая технология компании использовала те же протоколы CSMA/CD (Carrier Sense Multiple Access with Collision Detection – передача с контролем несущей и обнаружением столкновений), которые в будущем будет использовать Ethernet.

Все эти разработки требовали немалых финансовых затрат, поэтому Мидлок принял решение о выходе компании на фондовую биржу через выпуск акций, который состоялся в 1981 году.

Дабы ускорить продвижение собственных продуктов на рынке систем автоматизированного проектирования, в сентябре 1984 года Intergraph инвестировала более 5 млн. долларов в молодую компанию Tangent Systems, специализирующуюся на компьютерных средствах для инженерных расчётов и анализа.

Компания Мидлока собиралась использовать дистрибьюторские каналы Tangent для реализации собственного программного обеспечения в США, а также за рубежом. Аналитики одобрили желание Intergraph продвигать свои товары и услуги на новых рынках на фоне экономического спада всей индустрии.

В январе 1985 года, в то время как большинство компаний, занимающихся САПР, начало замедлять темпы своего производства, Intergraph лишь увеличивала количество заказов на свою технику. Конечно, спад активности на рынке повлёк за собой небольшое падение цены на акции компании, однако сильно повлиять на её финансовое состояние он не смог.

К середине 80-х годов Intergraph на пару с Computervision удерживала второе место в мире по продажам САПР, уступая лишь гиганту IBM. Однако, в отличие от своей соперницы, компания Мидлока неуклонно увеличивала долю принадлежащего ей рынка.

В 1984 году Intergraph начала разработку модулей для инженерных расчётов и анализа, совместимых со всеми линейками компьютеров DEC. Этот шаг, а также поддержка со стороны Tangent позволили компании оставить Computervision позади.

В марте 1985 года Intergraph сделала серьёзный шаг на пути к завоеванию азиатского рынка, открыв в Японии собственное представительство. Пользуясь дистрибьюторскими каналами японской Mutoh Industries, Intergraph стала одной из немногих компаний, предоставляющих САПР на мировом рынке.

В это же время она приобрела компанию The Rand Group, которая занималась разработкой программного обеспечения для инженерного проектирования.

Теперь Intergraph предоставляла своим клиентам САПР «под ключ»: подбор аппаратного и программного обеспечения под конкретный случай, его установку и наладку, а также предоставление технической поддержки и сервисного обслуживания.

Несмотря на то что компания считалась лидером в поставках комплексных решений для автоматизированного управления, Мидлок со товарищи не собирались идти в кильватере индустрии и вместе с остальными игроками рынка начали плавный переход от больших ЭВМ к персональным компьютерам.

Даже в этом случае «Intergraph была не просто поставщиком рабочих станций, отдельных электронных компонентов или же одного лишь программного обеспечения», – вспоминает бывший вице-президент компании Кейт Шонрок (Keith Schonrock).

В отличие от большинства своих соперников, сосредоточивавших свои усилия лишь на определённой категории пользователей, Intergraph не ограничивалась одними лишь узкоспециализированными решениями.

Компании удалось избежать этого, используя готовые технологии и продвигая их на новые рынки. Таким образом, Intergraph «диктовала моду» самостоятельно, тогда как большинство её конкурентов попросту шло на поводу у своих клиентов, ограничиваясь тем, что имеет.

1986 год ознаменовался для компании ещё одним приобретением. На этот раз в её руки попала Optronics – разработчик периферии, а также оборудования для сканирования.

Финансовые показатели были как всегда велики: за неполный год доходы Intergraph возросли на 33%. Количество сотрудников в середине года достигло 5289 человек, тогда как в 1984 году работало 3483 человека.

Intergraph ещё раз реорганизовала собственный отдел продаж, разделив его на несколько частей, отвечавших за картографию и энергетические исследования, САПР, производство электроники и электронную вёрстку.

Некоторые биржевые брокеры ожидали от компании большего, чем просто обновления отдела продаж. По их мнению, Intergraph необходима была корпоративная реструктуризация. Критика в основном касалась Мидлока, вернее, его единоличного управления компанией.

Для компании с годовым доходом около 500 млн. долларов, по их мнению, необходим был новый уровень управления, включавший в себя совет директоров, а также внештатных консультантов.

Что же касается аппаратных разработок, здесь придраться к компании было невозможно, ибо 1986 год ознаменовался появлением…

А вместо сердца – пламенный мотор

В 1986 году архитектуры VAX и MicroVAX, использовавшиеся Intergraph в своих системах, были уже морально устаревшими. Балом правила архитектура RISC (Reduced Instruction Set Computer – компьютер с сокращённым набором инструкций), которую поддержало сразу несколько производителей процессоров: Sun (SPARC), MIPS Technologies (MIPS), Motorola (88000) и Intel (i960). Даже сама DEC вела разработки новых микропроцессоров на основе архитектуры RISC с 1982 года, итогом которых стал выпуск десятилетие спустя процессора Alpha. До этого она, кстати, успела выпустить ряд рабочих станций на базе процессора MIPS, работавших под ОС Ultrix (1989 год).

Ещё одной компанией, разрабатывавшей RISC-процессор, была Fairchild Semiconductor, «перу» которой принадлежит выпуск первых интегральных микросхем.

Получивший название Clipper, данный чип обладал некоторыми особенностями, выгодно отличавшими его от других процессоров. Его архитектура имела упрощённую систему команд по сравнению с CISC (Complex Instruction Set Computer – компьютер со сложным набором инструкций), однако включала в себя больше сложных инструкций, нежели в других RISC-процессорах.

Эти команды были реализованы в специальном ПЗУ под названием Macro Instruction ROM, который располагался внутри процессора. Благодаря этому Clipper имел несколько большую плотность кода по сравнению с другими чипами на основе RISC-архитектуры.

Строго говоря, Clipper не являлся микропроцессором в прямом понимании этого слова. Это был чипсет, в состав которого входило три микросхемы.

Одна из них (называемая CPU-FPU) содержала микропроцессорное ядро, а также сопроцессор для обработки чисел с плавающей запятой, а две другие (CAMMU) – кэш-память, а также устройство управления памятью (MMU – Memory Management Unit).

Первая микросхема CAMMU отвечала за инструкции, тогда как вторая – за данные.

Чип CPU-FPU содержал тридцать два 32-разрядных регистра для целочисленных чисел, восемь 64-разрядных регистров для чисел с плавающей запятой, а также счётчик команд.

Каждая из микросхем CAMMU несла «на борту» 4 Кб двусторонней ассоциативной кэш-памяти, 16-битный линейный буфер, использовавшийся для быстрой пересылки данных в кэше, а также транслирующий буфер, хранивший до 128 часто использующихся трансляций виртуальных адресов.

В поисках процессора для своих рабочих станций Intergraph остановилась как раз на чипе Clipper.

Сам себе режиссёр

Первоначально Fairchild Semiconductor планировала начать поставки процессора в 1985 году, однако трудности с производством передвинули этот срок на два года вперёд.

Intergraph, надеявшейся получить крупные партии чипов хотя бы в 1986 году, пришлось выпустить её новую рабочую станцию класса High-End, InterPro 32C лишь «на бумаге», поскольку для массового производства компании остро не хватало процессоров.

Тем не менее новый компьютер первым на рынке обеспечивал производительность 5 MIPS (Million Instructions per Second – миллионов инструкций за секунду).

Во время разработки компьютера инженеры Intergraph воспользовались «философией расширяемости» набиравшей популярность архитектуры IBM РС.

InterPro 32C включала в себя три независимые подсистемы: процессор/память, графика и сетевая подсистема. Пользователь мог самостоятельно улучшать компоненты своей рабочей станции без необходимости покупки новой системы.

К апрелю 1987 года стало ясно, что Fairchild не может предоставить требуемое количество процессоров для рабочей станции. В результате Intergraph потеряла 25 млн. долларов, а также лишилась статуса компании с «непрерывно увеличивающимся доходом».

Следующие два года компания посвятила «покупкам».

В июне 1987 года Intergraph объявила о намерении инвестировать в Fairchild 50 млн. долларов, тем самым обзаведясь правами на треть компании.

Однако в октябре ситуация сложилась несколько иначе: Intergraph попросту выкупила всю интеллектуальную собственность, касавшуюся процессора Clipper, а также подразделение Advanced Processor Division (APD), занимавшееся его разработкой. Отныне компания не зависела от Fairchild, и разрабатывала процессоры для своих рабочих станций самостоятельно.

В этом же месяце Intergraph приобрела 50% компании Bentley Systems, разработчика САПР для персональных компьютеров под названием MicroStation. Кстати, первоначально MicroStation представлял собой утилиту для чтения файлов IGDS, однако со временем эволюционировал в полноценную САПР.

Последняя покупка состоялась в апреле 1988 года: Intergraph приобрела дополнительные 32% Tangent Systems за 3,5 млн. долларов, став практически единоличным владельцем компании. В условия сделки также входила покупка шести процентов акций разработчика САПР Cadence Design Systems, являвшегося дочерней компанией Tangent.

К марту 1989 года Intergraph решила кардинально изменить свой курс, обменяв 82% Tangent на акции Cadence.

По словам представителей компании, Tangent, обладавшая сильными позициями на рынках электроники и компьютерной техники, не давала Intergraph возможности выйти на более обширные рынки, которые нужны были ей для развития.

Кроме того, компанию не устраивал тот факт, что программное обеспечение, разрабатываемое Tangent, продавалось вместе с рабочими станциями производства Apollo Computers, Sun Microsystems и DEC значительно лучше, нежели с собственными системами InterPro.

Несмотря на сильную конкуренцию со стороны IBM и DEC, Intergraph всё же смогла выйти в лидеры продаж САПР в Северной Америке к концу 1988 года, а к 1990 году – на второе место в мире.

За прошедшее десятилетие доходы компании возросли на 700%, число сотрудников – на 500%. Intergraph была на пике своей популярности.

Дела у компании шли хорошо даже тогда, когда, по предсказаниям аналитиков, она была обречена на погибель. В этом был «виноват» её исполнительный директор – Джеймс Мидлок. Он всегда быстро реагировал на постоянно совершенствующиеся компьютерные технологии, вследствие чего техническая база компании оставалась на высоте.

Несмотря на то что в одной из статей Industry Week сам Мидлок честно признался, что его компания «пропустила бум персональных компьютеров», рабочие станции Intergraph всё равно оставались конкурентоспособным продуктом на рынке.

То же самое касается и программного обеспечения. САПР MicroStation, которой в 1989 году исполнилось всего два года, уже занимала третье место в списке систем автоматизированного проектирования для персональных компьютеров.

В августе 1989 года владельцев рабочих станций Intergraph ждал сюрприз: сразу несколько известных производителей ПО объявили о намерении перенести свои прикладные программные пакеты на операционную систему CLIX (разновидность UNIX System V для процессоров Clipper, под которой работали компьютеры Intergraph).

Компания в очередной раз увеличила свои «владения» путём покупки в октябре компании Quintus Computer Systems за 6,5 млн. долларов.

Подобная участь ждала ещё одного разработчика САПР, компанию Daisy/Cadnetix. Преимущества купленной в ноябре 1990 года за 14 млн. долларов компании для Intergraph были очевидны: Daisy/Cadnetix обладала очень сильными позициями на рынке Европы, исследовательским центром в Израиле, а также большой клиентской базой.

К сожалению, её финансовое состояние на протяжении нескольких лет ухудшалось, вследствие чего компанию покинуло множество высококвалифицированных сотрудников.

Когда Intergraph продала Tangent Systems в начале 1989 года, она покинула рынок программного обеспечения для инженерных расчётов, однако благодаря покупке Daisy/Cadnetix он был снова для неё открыт.

Вообще 1990 год был для компании наиболее удачным за всю её историю. Доход Intergraph наконец-то перевалил за отметку в один миллиард долларов, в результате чего она стала гордым членом списка Fortune 500. Компания также подписала долгосрочный контракт с Ameritech, который должен был приносить ей 7 млн. долларов ежегодно.

Неудивительно, что как только компания достигла очередного успеха, на неё сразу же начала сыпаться критика.

Пенсионный фонд штата Нью-Йорк обязал Intergraph, наряду с четырьмя другими компаниями, укомплектовать свой совет директоров большим количеством председателей, не являющихся её сотрудниками.

Негодовали и финансовые аналитики, предрекавшие замедление её роста. Согласно их оценкам, несмотря на хорошую репутацию компании, новые клиенты не спешили наведываться в офисы Intergraph.

И хотя компания разрослась вдвое в период с 1985 по 1991 год, её доход увеличивался не столь пропорционально.

Однако больше всего критики в адрес Intergraph шло по поводу методов управления компанией, которыми пользовался Джим Мидлок.

В то время как поставщики САПР разрабатывали своё программное обеспечение для двух и более аппаратных платформ, Мидлок отказывался поступать подобным образом.

Из-за этого, по признанию вице-президента по корпоративному маркетингу Intergraph Роберта Глазьера (Robert Glasier), она потеряла несколько многомиллионных контрактов.

С другой стороны, по его словам: «Все разработчики программного обеспечения стараются держаться одной, максимум двух платформ, поскольку знают, во сколько им обойдётся поддержка большего их количества. Мы в этом уже убедились».

Ещё один уникальный для компании аспект заключался в том, что, в то время как рынок закрытых комплексных систем фактически был уже «мёртв», подобная продукция от Intergraph продолжала продаваться на удивление резво.

Подтверждению этого факта служит заключенный в апреле 1991 года контракт с Агентством военной картографии (Defense Mapping Agency) на сумму 362 млн. долларов. Компания обязалась создать систему для планирования военных действий во время операции «Буря в пустыне» (Desert Storm).

В 1991 году в недрах APD стартовала работа по разработке нового процессора Clipper C400 (его предшественник, C300, был выпущен в 1989 году).

Процессор Clipper C4

Процессор Clipper C4

Для достижения нового уровня производительности в С400 были объединены две технологии: первая (суперскалярная обработка) позволяла ядру выполнять несколько инструкций одновременно, а вторая (суперконвейерная обработка) – обеспечивала высокое быстродействие путём увеличения частоты работы чипа.

RISC-процессоры второго поколения использовали одну из этих технологий, однако на момент своего выхода только С400 использовал сразу обе.

Ещё одно отличие С400 от своих предшественников – использование в составе чипсета четырёх микросхем: микропроцессорного ядра, сопроцессора, MMU, а также кэш-памяти.

Ирония судьбы – С400, являвшийся наиболее совершенным RISC-процессором, оказался не только последним чипом семейства Clipper, разработанным компанией, но и наименее «живучим». «Пламенный мотор» отработал своё уже через год после выхода в свет.

Ветер перемен

Несмотря на успехи компании по продаже комплексных систем, Мидлок прекрасно осознавал, что в перспективе собственная аппаратно-программная архитектура, необходимость в её постоянном усовершенствовании и поддержке, в конечном итоге станут «бутылочным горлышком» для дальнейшего развития компании.

В результате в 1992 году Intergraph объявила о подписании соглашения с Microsoft, согласно которому последняя перенесёт свою новую операционную систему Windows NT, ориентированную на рабочие станции и сервера, на платформу Clipper.

Год спустя, в июле 1993 года, Intergraph объявила о концентрации на стратегии «стандартной платформы», намерении прекратить разработку собственных процессоров, и переходе на чипы SPARC.

Выбор на эту архитектуру пал не спроста. Ещё после покупки Daisy/Cadnetix Intergraph пришлось продолжить поддержку рабочих станций Sun, для которых Dazix разрабатывала своё программное обеспечение. К тому же, в начале 90-х именно Sun являлась «номером один» в мире на рынке рабочих станций, что также сыграло немаловажную роль.

Новейший процессор С5, разрабатываемый APD в то время, канул в Лету.

Отныне приоритетной задачей подразделения являлась помощь Sun в разработке следующего поколения 64-разрядных чипов.

Тандем SPARC-Windows NT – вот новая цель Intergraph, которая, однако, просуществовала недолго.

Вышедшая внезапно на сцену корпорация Intel предложила Intergraph сделку, от которой последняя не смогла отказаться.

Согласно подписанному соглашению, разработчик процессоров лицензировал патентную базу Intergraph по С5, а взамен предоставлял ей свои процессоры раньше начала их официальных поставок, да к тому же по ценам ниже рыночных.

Отныне компания вплоть до прекращения выпуска собственных рабочих станций в 1999 году первой на рынке представляла системы с чипами Pentium, Pentium Pro, Pentium II и III, а также их Xeon-вариантами.

Что же касается не нужного более процессорного подразделения Advanced Processor Division, оно вместе со своими 70 сотрудниками перекочевало в руки Sun.

Новая стратегия больно ударила по финансовому состоянию компании. Всего за 1993 год компания потеряла почти 165 млн. долларов, а за 1994-й – 72,6 млн. долларов.

Положительный момент заключался в том, что рынок рабочих станций на базе архитектуры х86 рос с невероятной скоростью, в результате чего у Intergraph появилось множество новых клиентов.

Проект завода по переработке газа, построенный благодаря аппаратно-программным средствам Intergraph

Проект завода по переработке газа, построенный благодаря аппаратно-программным средствам Intergraph

Представив в 1994 году свою первую рабочую станцию на базе процессора Pentium, компания смогла за неполный год реализовать на 41% больше систем по сравнению с годом ранее. Правда, на прибыли этот показатель практически не отразился – доход Intergraph от продаж компьютеров прибавил всего 4%.

Ты мне больше не дружок

На протяжении последующих трёх лет компания продолжала планомерно терять деньги. На рынок рабочих станций на базе архитектуры х86 один за другим вышли «гиганты» IBM, Dell, Compaq и другие, отнявшие хороший «кусок пирога» у Intergraph.

Однако самый сильный удар компании нанес её партнёр – Intel. В 1996 году производитель процессоров начал требовать от Intergraph прекращения изымания лицензионных отчислений за патенты по С5, а также лицензировании всей патентной базы компании, относящейся к производству процессоров. Естественно, Intergraph ответила отказом и Intel задействовала своё монопольное положение на рынке, проведя ряд нелегальных действий, дабы заставить компанию выполнить свои требования. Среди них было повышение цен на чипы, а также сокрытие технической информации о новых процессорах с целью увеличения у Intergraph сроков разработки новых рабочих станций. В результате компания потеряла в 1996 году 301 млн. долларов, а цена её акций упала с 20 до 8 долларов за штуку.

Загнанной в угол компании ничего не оставалось, как обратиться в суд. 17 ноября 1997 года Intergraph подала иск против Intel, обвинив её по трём пунктам: нарушении собственной патентной базы, недобросовестном отношении к компании, а также нарушении антимонопольного права.

Судебная тяжба с Intel непосредственным образом повлияла на бизнес компании. Intergraph, в то время заботившаяся лишь об отстаивании своих прав в суде, более не могла быстро реагировать на изменения рынка, вследствие чего её компьютеры и серверы оказались неконкурентоспособны. Компания продолжала выпускать рабочие станции на базе процессоров Pentium, однако они приносили ей одни лишь убытки. В конце 1998 года IBM и SGI выразили желание купить Intergraph. В августе 1999 года компания объявила о прекращении производства аппаратного обеспечения и увольнении 400 сотрудников. Поиск потенциального клиента на её компьютерную технику закончился в июле 2000 года, когда компания Intergraph объявила о подписании договора с компанией SGI и продаже ей линейки рабочих станций и серверов Zx10.

В этом же году нашла себе хозяина и Intense 3D, дочерняя компания Intergraph, занимавшаяся производством и продажей графических карт сторонним компаниям. За время своего существования (Intense 3D «ушла в плаванье» в июле 1997 года) она стала поставщиком видеоадаптеров для рабочих станций производства IBM, DEC, Compaq и, конечно же, самой Intergraph. Новым владельцем компании стал производитель графических процессоров – 3DLabs (на чипах которой, кстати, и были построены видеокарты Intense 3D).

Отныне компания занималась исключительно разработками программного обеспечения, а также поставкой комплексных технических решений и системной интеграцией.

Время собирать урожай

В 2001 году, спустя 32 года, свой пост исполнительного директора покинул основатель Intergraph Джеймс Мидлок. Его место занял Джим Тейлор (Jim Taylor), также посвятивший работе в компании всю свою жизнь – он был одним из четвёрки первых инженеров компании.

В начале 2002 года Intergraph провела очередную реструктуризацию, в результате которой была разделена на четыре подразделения: Решения для правительства, Картография, Топливо и Энергетика, а также Общественная безопасность и коммуникации.

Судебный процесс между Intergraph и Intel длился на протяжении почти пяти лет. 17 апреля 2002 года производитель процессоров решил уладить иск мирным путём, в результате чего выплатил истцу 300 млн. долларов. В эту сумму, кроме моральной компенсации, входила покупка патентной базы по чипу С5, а также лицензирование ряда других патентов Intergraph.

После завершения судебного процесса против Intel Intergraph принялась за «окучивание» и других игроков рынка. «Под удар» попали производители компьютеров Dell, Gateway и Hewlett-Packard. И если первой компании благодаря Intel удалось ускользнуть от правосудия, то остальным пришлось расстаться с весьма крупными суммами. Следующими в «перекрестье прицела» Intergraph попали японские производители Fujitsu, NEC и Toshiba, судебная тяжба с которыми длится до сих пор. На сегодняшний день в «копилке» Intergraph лежит 865 миллионов долларов, полученных в результате судебных процессов, и это ещё не предел.

Однако не стоит считать, что последние пять лет компания занимается исключительно «выкачиванием» денег из других игроков рынка. После реструктуризации Intergraph в 2002-м её финансовые показатели начали опять повышаться, достигнув 548 млн. долларов – лучшего показателя за последние 12 лет существования компании. За это время Джима Тейлора на посту исполнительного директора сменил Хелси Вайз (Halsey Wise), также ставший президентом Intergraph.

Очередная реорганизация и сокращение подразделений с четырёх до двух (топливо и энергетика, а также безопасность, правительство и инфраструктура) позволило ещё более повысить доходную часть, доведя этот показатель в 2005-м до 577 млн. долларов.

В завершение можно сказать лишь одно: Intergraph, несмотря ни на что, движется вперёд. И пускай это уже не тот лидер рынка, каким компания была лет двадцать назад, Intergraph особо не расстраивается. Успешное развитие, хороший доход, безоблачное будущее. Остальное – не важно.

  1. http://www.intergraph.com.
  2. http://www.fundinguniverse.com.
  3. http://www.wikipedia.org.
  4. http://www.computer-business-review.com.
  5. http://www.byte.com.

Комментарии отсутствуют

Добавить комментарий

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи

               Copyright © Системный администратор

Яндекс.Метрика
Tel.: (499) 277-12-41
Fax: (499) 277-12-45
E-mail: sa@samag.ru