Страховка::Журнал СА 7-8.2011
www.samag.ru
     
Поиск   
              
 www.samag.ru    Web  0 товаров , сумма 0 руб.
E-mail
Пароль  
 Запомнить меня
Регистрация | Забыли пароль?
Журнал "Системный администратор"
Журнал «БИТ»
Наука и технологии
Подписка
Где купить
Авторам
Рекламодателям
Магазин
Архив номеров
Вакансии
Контакты
   

  Опросы

Какие курсы вы бы выбрали для себя?  

Очные
Онлайновые
Платные
Бесплатные
Я и так все знаю

 Читать далее...

1001 и 1 книга  
20.12.2019г.
Просмотров: 4346
Комментарии: 0
Dr.Web: всё под контролем

 Читать далее...

04.12.2019г.
Просмотров: 5646
Комментарии: 0
Особенности сертификаций по этичному хакингу

 Читать далее...

28.05.2019г.
Просмотров: 6875
Комментарии: 2
Анализ вредоносных программ

 Читать далее...

28.05.2019г.
Просмотров: 7270
Комментарии: 1
Микросервисы и контейнеры Docker

 Читать далее...

28.05.2019г.
Просмотров: 6342
Комментарии: 0
Django 2 в примерах

 Читать далее...

Друзья сайта  

Форум системных администраторов  

sysadmins.ru

 Страховка

Архив номеров / 2011 / Выпуск №7-8 (104-105) / Страховка

Рубрика: Творчество сисадмина

Станислав Шпак СТАНИСЛАВ ШПАК, более пяти лет занимается сопровождением Active Directory и Windows-серверов. Имеет сертификаты MCSE по Windows Server 2000/2003

Страховка

Павел, в Интернете более известный под ником Удав, меланхолично вычищал вирус с ноутбука, когда к нему забежал взволнованный Костик и потащил к себе в лабораторию

Павел был админом и, как все его коллеги, большинство времени проводил за компьютером, лишь меняя рабочую консоль на домашнюю клавиатуру, изредка изгоняя вирусы и порнобаннеры с ноутбуков знакомых. Последнее было не самым приятным занятием, но нынешний случай был исключением, так как пострадавшей оказалась красивая девушка. В этот раз ему попалась новая разновидность SMS-блокера, однако вирус сопротивлялся недолго.

Покончив с основной частью, Павел запустил поиск и установку обновлений для операционной системы – то, чем частенько пренебрегают пользователи и даже некоторые админы, и наконец-то обратил внимание на Костика, который все это время сидел как на иголках – то усаживаясь на краешек кресла, то расхаживая по комнате, не решаясь отвлечь друга. Костик был недалек от компьютеров, как может быть недалек любой современный молодой человек, то есть он умел инсталлировать программы, скачанные с торрентов, неплохо ориентировался в Интернете и даже мог сам переустановить операционку. Однако, имея в друзьях настоящего профессионального админа, он не мнил себя великим компьютерщиком и благоговейно относился к тому, что делал Павел. Особенно после того случая, когда тот за один день и две ночи почти полностью восстановил ему информацию с рухнувшего жесткого диска, в то время как до сдачи дипломной работы Кости оставалась всего неделя, а резервная копия была безнадежно устаревшей.

Дружили они с детства, только почему-то увлечения были разными – Павлу нравились компьютеры, а Косте – физика. Учиться пошли в разные вузы, но вместо того, чтобы потеряться в новых компаниях, еще больше сдружились. Теперь Павел работал в престижной фирме системным администратором, а Костя после окончания института остался в аспирантуре и часами пропадал в лабораториях кафедры физики. Виделись друзья, конечно, реже, чем раньше, но традиционным оставалось совместное распитие бутылочки пива в пятницу.

Сегодня была не пятница. Это плюс поведение Кости, говорило о том, что произошло что-то из ряда вон выходящее. Когда Павел отложил в сторону ноутбук, Костя не заставил себя упрашивать рассказать, что случилось, и немедленно начал сам:

– Я сделал открытие! – сообщил он так, будто речь шла по меньшей мере о Нобелевской премии.

– Я тоже сделал сегодня открытие. – Павел пожал плечами, так как «открытия» Костик делал не меньше двух раз в год, на деле они обычно оказывались ошибками в расчетах. – Причем не одно. Я несколько раз открывал этот ноутбук – это считается?

– Удав, ты не понимаешь, я сделал открытие, которое РАБОТАЕТ!!! – Костик назвал Павла сетевым именем, что бывало нечасто и заставило того заинтересоваться.

– Работает? А ты хорошо проверял? – процитировал Павел известный админский анекдот.

– Да несколько раз проверял! – Костик, похоже, не знал или не угадал в этой фразе анекдота, хотя Павел был уверен, что рассказывал ему его неоднократно. – Хочешь – покажу? Сам убедишься!

– Что, прямо сейчас? – Павел кинул взгляд на часы. – Вечер же…

– Фигня вопрос, ты же знаешь, меня охрана пускает в лабораторию в любое время!

Это была правда – предупредительный Костик всегда здоровался и прощался с охранниками, был учтив и вежлив, мог поболтать с ними «за жизнь» и за это был любим этой кастой людей с маленьким кусочком власти. Павел вздохнул – шила в одном месте у Костика уже не унять, так что проще было согласиться.

– Хорошо, – вздохнул Павел, – пошли, покажешь свой «перпетуум мобиле».

Спустя пять минут друзья вышли из подъезда и направились в сторону метро.

***

Как и предполагал Костик, их пропустили в лабораторию без проблем, несмотря на вечернее время. Бабулька-секьюрити немного поворчала для порядка, но Костик был просто душка, и они благополучно миновали пост. По дороге приятель наотрез отказался рассказать Павлу, в чем суть изобретения, говоря все время «Подожди, сам увидишь», чем окончательно заинтриговал друга.

В лаборатории он открыл подсобку, долго там рылся и, наконец, вынес устройство, похожее на проектор, только размерами в несколько раз больше. Девайс щетинился тумблерами, имел пару лампочек и несколько стрелочных индикаторов. У Павла мелькнула мысль, не попросит ли Костик написать для него драйвера? Тем временем, торжественно водрузив прибор на стол посреди комнаты, Костик подключил его к сети питания, после чего тот немедленно тихо загудел, а стрелка одного из индикаторов начала постепенно отклоняться. Костик попросил Павла стать между столом с «проектором» и стеной и показать какую-нибудь рожу или жест. Разумеется, тот не придумал ничего оригинальнее, чем высунуть язык и показать средний палец, чем вызвал неодобрительный комментарий Костика.

– Мы тут эксперимент века проводим, а у тебя никакой серьезности! Ладно, хватит там торчать, иди сюда, – скомандовал тот.

Павел подошел к другу. За это время стрелка дошла до максимального значения. Костик, уткнувшийся в секундомер, скомандовал: «Смотри туда, где ты был», и щелкнул тумблером.

Из «проектора» вырвался луч рассеянного света, пересекая пространство между столом и стеной и падая на стену. Вдруг в луче появилось какое-то темное пятно, которое быстро приобрело очертания человеческой фигуры, в ней Павел узнал себя. Спустя несколько секунд фигура полностью обрела четкость линий, затем она показала язык и средний палец, помедлила и вышла из уже померкнувшего луча.

Нельзя сказать, что Павел поразился до глубины души, но зрелище было явно необычное, и он готов был признать, что Костик наконец-то действительно придумал что-то особенное.

– Костик, ты что, изобрел новую 3D-видеокамеру?

– Какая видеокамера, ты что! Это круче! Круче в сто, нет в «стопицот» раз, Удав! Эта штука перевернет весь мир! Это же считыватель прошлого!!!

– В смысле – «считыватель прошлого»?

– В прямом, Паш, в прямом! Вот ты тут стоял минуту назад и кривлялся, потом ушел, но я включил прибор, и он показал, что происходило в этом месте минуту назад. Все как было! Все как на ладони! Ты понимаешь?

– Но откуда он об этом узнает?!

– Эээээ… тут так просто не объяснить… – замялся Костик.

– Скажи по рабоче-крестьянски, «мы академиев не кончали», – съязвил Павел.

– Скажем так – есть Земля. Планета. У нее есть магнитное поле – это не секрет. Но у нее есть еще разные энергетические поля, которые, накладываясь друг на друга, образуют как бы «ауру» планеты. И в ней запечатлен каждый миг, происходивший в прошлом. Каждая пространственная координата Земли несет в себе огромный пласт информации, который ежесекундно все наслаивается и наслаивается настоящим. И я научился вытаскивать из этого пласта образы прошлого. То, что происходило здесь, но не сейчас.

– А можешь показать, что здесь было год назад? – подался вперед Павел.

– Эээээ… Теоретически – можно обратиться к любой точке пласта в любой точке Земли. На практике... Ну, ты понимаешь, это же первая разработка, выражаясь вашим админским языком – «альфа»-версия. Или даже версия .01a. Я пока сумел настроить аппарат так, чтобы он показывал события, происходившие минуту назад. Тут есть два аспекта – точность и энергоемкость. Чем дальше нужно забраться вглубь времени, тем точнее надо отъюстировать прибор. А с другой стороны, погружение вглубь пласта времени существенно повышает потребляемую энергию. Даже сейчас, чтобы показать минуту прошлого, речь идет о нескольких киловаттах, а чтобы залезть на сутки назад, потребуется суточная норма потребления энергии небольшого города. Да и аппарат не выдержит, это же тестовый образец.

– Так какой с него тогда прок? – удивился Павел

– Друг, ты совсем не шаришь в прогрессе, что ли? Ты вспомни свой первый компьютер, какой объем жесткого диска он имел?

– 850 мегабайт, – не задумываясь, выпалил Павел. Покупка первого компьютера была для него таким событием, что он до конца жизни в любое время дня и ночи сможет перечислить подробно его конфигурацию.

– Вот! – наставительно поднял вверх палец Костик. – А сейчас сколько?

– Суммарно чуть больше трех терабайт, если считать внешний USB-диск, куда у меня заливаются фильмы с торрентов, – прикинул Павел.

– А сколько прошло лет со времен покупки твоего первого компа? – не унимался Костик.

– Все-все-все, ладно, убедил. Я понял, куда ты клонишь.

– Ага! Теперь ты понимаешь, что я не преувеличиваю со словами «изменить мир». Мир, в котором у прошлого почти не останется тайн. Мир, в котором американцы узнают, кто убил Кеннеди, а в России – как умер Сталин. Как строили египетские пирамиды, и кто вытесал каменных истуканов на острове Пасхи.

– А как тебе портативный вариант твоего изобретения, – Павел тоже заразился азартом Костика, – куда дети дели брелок с ключами или кто обворовал твою квартиру, пока ты был в отпуске. Костик, послушай, твое изобретение может не оставить тайн в мире. Ты это понимаешь?

Костик притих.

– Понимаю. Я не хочу сравнивать, конечно, но Оппенгеймер тоже понимал последствия, когда работал над атомной бомбой. Мое изобретение – не оружие, хотя я не знаю, насколько далеко все может зайти. Но я хочу попробовать, – Костик схватил Павла за руку, – понимаешь, ХОЧУ! Я придумал что-то, последствия чего сам не могу осознать. Но я хочу это что-то выпустить в мир. Пока это не сделал кто-то другой! Удав, ты даже себе не представляешь, насколько на поверхности лежит мое изобретение! Почти вся теоретическая база под него уже подведена разными физиками, мне просто повезло, что я оказался тем, кто свел это воедино и приложил совсем немного усилий, чтобы разработать эффект экструдирования прошлого из наложений земных энергополей! Плюс обычная элементная база для построения прибора! Если этого не сделаю я, то сделает еще кто-нибудь, спустя год, а может быть, и неделю!

– И что ты дальше собираешься делать? Твой руководитель знает о твоих разработках?

– Мой руководитель считает, что все аспиранты – балбесы и лоботрясы, пришедшие в аспирантуру, только чтобы откосить от армии. Правда, надо отдать ему должное, такое тоже имеет место быть. Но он не относится к нашей работе серьезно. Да и тема моей будущей диссертации не совсем в этой области.

– Может быть, надо обратиться напрямую к ректору? – предложил Павел.

– К ректору!? – Костик скривился. – И что сделает ректор? Думаешь, выбьет деньги на дальнейшие разработки? Я вот припоминаю, как осваивался бюджет, выделенный на развитие нанотехнологий, и могу тебе сказать, что слишком многие в нашем вузе понимают термин «освоить» буквально. Нет, я попробую все сделать сам.

– Будешь втихую продолжать здесь, в лаборатории, пока кто-то не заподозрит что-то и не найдет твои разработки?

– Нет, из этой лаборатории я уже выжал все, что можно. Думаю сделать свою лабораторию и продолжить самостоятельно.

– Свою лабораторию?! – Павел искренне удивился. Он никогда не замечал в себе жилки бизнесмена и уж точно не замечал ее раньше в Косте.

– Да, свою. Я уже немного все обдумал. Мне нужны инвестиции. Это раз. И мне нужно запатентовать свое изобретение. Это два. Планирую поискать инвесторов, не выдавая технических подробностей. Да, придется поделиться будущей прибылью. И мне нужен грамотный юрист – кстати, у тебя есть такие знакомые? Я получу деньги, оснащу себе лабораторию и продолжу разработки. Думаю, сначала постараюсь продать первые образцы государству. Нужно только выбрать момент, а его долго ждать не придется – у нас страна большая, и постоянно что-то случается. А ведь с моей машинкой можно посмотреть, кто и как заложил бомбу для теракта или из-за чего случилась авария на Саяно-Шушенской ГЭС, да мало ли – достаточно открыть сайт новостей, в каждом втором событии при расследовании пригодилось бы мое изобретение.

– Звучит логично, – вставил Павел.

– Конечно! – Костик все больше и больше увлекался. – Потом смогу основать свою фирму, нанять толковых ребят и начать копать область оптимизации изобретения. Уменьшение энергозатрат, увеличение точности. Все решаемо! Тебя вот админом к себе на работу переманю.

По поводу последнего Павел не понял, шутит или нет его друг, но слова его звучали здраво, а работающий аппарат «экструдирования времени» все еще стоял на столе. Правда, Павел плохо себе представлял поиск инвесторов, а также всякие юридические и прочие организационные тонкости, но Костик так заразительно рассказывал о новом будущем, что ему начало казаться, что это вполне решаемые мелочи. Друзья проболтали еще несколько часов и ушли из лаборатории заполночь, чем заслужили очередное недовольное ворчание заспанной бабушки-охранницы.

***

С тех пор прошла пара недель. Друзья виделись редко, но Костик держал Павла в курсе событий. Поиск инвестора оказался сложным делом, однако Костя не унывал. Как-то раз он позвонил Павлу на работу и попросил его как можно быстрее прийти к нему в университетскую лабораторию. Причем очень просил просто прийти и не задавать вопросов. Заинтригованный Павел пообещал быть через полчаса, отпросился у шефа и отправился к Костику. На этот раз в лабораторном корпусе дежурил солидного вида охранник, который долго проверял у Павла документы, а потом вместо того, чтобы пропустить, попросил подождать и сам вызвал Костика. Тот пришел, сказал, что все нормально, и забрал друга с собой. Когда они наконец-то остались одни в подсобке лаборатории, Костик начал без обиняков:

– Мне кажется, за мной следят. Точнее, я даже уверен в этом.

– С чего ты взял? – Павел всегда относился с недоверием к параноидальным настроениям.

– Я сегодня был у потенциального инвестора. Показывал презентацию, рассказывал, все как обычно. И, как обычно, они обещали подумать. Но, когда меня провожали к выходу, кто-то позвонил сопровождающему охраннику, и меня отвели в помещение службы безопасности. Они сказали, что якобы я что-то забрал со стола во время презентации и теперь им надо осмотреть мой портфель. Сам понимаешь, когда ты находишься на частной территории, то лучше не качать права, тем более я был ни в чем не виноват и сначала решил, что это какая-то ошибка. Однако при осмотре моих вещей они тщательно перебрали все бумаги и вытряхнули все мелкие вещи. Потом извинились, отпустили меня, и я отправился сюда.

– Пока не вижу ничего подозрительного, – сказал Павел.

– Слушай дальше. Придя в лабораторию, я вспомнил, что хотел зайти в магазин купить себе что-нибудь поесть, если задержусь на работе. Магазин как раз через дорогу от лабораторного корпуса. И вот когда я выходил из магазина, то увидел машину, в которой сидел один из людей, которых я видел среди работников службы безопасности той фирмы!

– Наверное, я скажу банальность, но ты мог ошибиться!

– Наверное, я отвечу банальностью, но я не ошибся! Лысый охранник в костюме – больно уж запоминающийся образ! Впрочем, ты можешь мне не верить, я не для этого тебя позвал. Давай подумаем, если я не ошибся, то что им может быть нужно?

– Твоя разработка?

– Бинго! Логично, правда? Предположим, что они не хотят взять у меня автограф на память, а всерьез интересуются моей разработкой. Я уже разобрал тот аппарат, который демонстрировал тебе, и уничтожил большую часть бумажных записей. Остались электронные. Я подозревал, что мое изобретение может вызвать повышенный интерес, поэтому разделил все данные на три части. Одна часть, в которой собраны теоретические основы, используемые для моего изобретения, лежит в запароленном архиве в моем почтовом ящике на gmail. Вторая часть, в которой я свожу воедино всю теорию первой части и обосновываю возможность работы прибора, я держал под паролем в коллективном облаке.

–Уж не майкрософтовском ли скайдрайве? – удивился Павел.

– Ну да, в том самом. А что, я же не админ, мне показалось, что для меня подойдет. Ну да не суть. И третья часть – в основном практические расчеты и прочие данные, которые нужны мне каждый день, я держу на своем рабочем компьютере в том самом криптоконтейнере, который ты мне когда-то установил.

– Трукрипт, – машинально сказал Павел, вспоминая, как сам же расхваливал возможности этой open source-программы.

– Да, точно! Так вот. Только собрав три части вместе, можно быстро воссоздать мое изобретение. Впрочем, толковый физик и по двум частям сможет разобраться, но ему нужно будет для этого больше времени. А вот имея все три части – легко! И я подумал – страна у нас в отношении всяких отморозков неспокойная. Если все обернется совсем плохо для меня, я бы не хотел, чтобы мое изобретение кануло в Лету. Поэтому я позвал тебя. Твой нетбук, надеюсь, с тобой?

– Угу, – Павел недоуменно утвердительно кивнул. – Ты же знаешь, что я с ним не расстаюсь.

– Мне нужно, чтобы ты вышел с него сейчас в Интернет – мне надо забрать первые две части.

– А использовать для этого рабочий комп ты не можешь?

– Удав, иногда меня удивляет, как тебя взяли на работу админом в хорошее место. Где ты видел хорошо защищенную университетскую сеть? Я свой рабочий компьютер стараюсь вообще к сети не подключать, а для Интернета пользуюсь соседним. К тому же вдруг за нашим рабочим шлюзом уже следят?

– Кто? Служба безопасности какой-то, пусть и крупной, но частной фирмы? Да брось, Костик, такое под силу только госструктурам!

Но Костик был непреклонен, и пришлось воспользоваться мобильным WiMaxом Павла.

Перед сохранением файлов Костик запустил portable-версию TrueCrypt, создал шифрованный контейнер и только после этого поместил в него все три части своей работы. Затем, размонтировав диск, вернул нетбук удивленному Павлу.

– Держи, теперь ты второй человек в мире, кто владеет моим изобретением, – с грустной улыбкой сказал Костик.

– Ага, и оно зашифровано в трукриптовском контейнере, – съязвил Павел.

Костик взял со стола бумажку, что-то написал на ней и показал Павлу.

– Запомнил?

– Это пароль?

– Нет, мой девиз по жизни! – съязвил в ответ Костик.

– Хм, парольная фраза не должна иметь смысл. Впрочем, – рассудительно продолжил Павел, – эта фраза имеет смысл только для нас с тобой. Разумеется, запомнил.

– Чередование больших и маленьких букв запомнил? Где цифра «0» вместо буквы «О» обратил внимание? – продолжал допрос Костик

– Да кого ты учишь! – возмутился Павел. – Кто тут в конце концов админ, ты или я!? Теперь ты что, торжественно съешь эту бумажку?

В ответ Костик достал зажигалку и поднес язычок пламени к краю листочка. Бумага вспыхнула, а когда огонь добрался до пальцев Костика, он выпустил бумагу. На пол упал только кусочек пепла, который Костик немедленно растер ногой.

– Ну вот, теперь ты хранитель моего изобретения. Если что-то со мной случится, когда страсти поулягутся, можешь попробовать продать эту идею и получить хоть какие-то деньги. Так сказать, на память о прошлой дружбе. Ну а если все будет хорошо, то мы через годик торжественно сотрем этот контейнер за распитием бутылочки какого-нибудь крутого коньяка.

– Ну, друг, или у тебя острая стадия паранойи, или ты предусмотрительный черт! – выдохнул Павел, засовывая нетбук в рюкзак.

Друзья пожали руки, и Павел отправился обратно на работу.

***

Когда он вышел из лабораторного корпуса, то был еще весь в раздумьях относительно складывающейся ситуации. Конечно, он не считал, что опасения Костика настолько серьезны, но, с другой стороны, что-то в этом могло быть. Занятый своими мыслями, он переходил через дорогу, когда услышал визг тормозов, повернул голову и обнаружил себя практически перед пытающейся затормозить машиной. Почему-то он не бросился в сторону, а подпрыгнул вверх, оказавшись на капоте останавливающегося автомобиля, и кубарем полетел на асфальт. Из машины выскочили люди.

– Эй, парень, с тобой все нормально? Ты жив? Ничего не сломал? Давай мы тебя в больницу отвезем!

Павел не очень прислушивался к содержанию речи. Он смотрел на появившихся из машины. Мужчины. Крепкого телосложения. В черных костюмах. И один из них лысый. Павел, не раздумывая, вскочил на ноги и побежал прочь. В след ему понеслись крики «Стой!», «Подожди!», но он не обращал на них внимания. Взревел мотор, и машина заскрипела резиной, пытаясь развернуться. А Павел бежал к углу улицы, за которым был вход в спасительное жерло метрополитена. Топот ног и крики сзади только придавали ему скорости, и он бежал так, как не бегал с детства. Админские будни еще не заставили отрастить животик и атрофироваться мышцам ног, он все еще был в хорошей спортивной форме – по крайней мере достаточной для забегов на короткие дистанции. Черная машина обогнала его и вылетела на тротуар, пытаясь отрезать путь вперед, но это уже было неважно – он свернул направо на спасительную дорожку между домами, по которой люди срезали путь к метро.

Со всей прыти Павел вбежал в вестибюль станции – карточка была у него в рюкзаке, поэтому пришлось перемахнуть через турникет, – и, расталкивая людей, ринулся к эскалаторам. Время для часа пик еще не пришло, поэтому Павел выбрал средний неработающий эскалатор и рванул вниз, перескакивая через ступеньки, подгоняемый сзади криками и свистками дежурной. Эскалатор был не очень длинный. Внизу Павел наконец-то решился обернуться – вслед за ним резво спускались два его преследователя и дежурный милиционер. Шальная мысль сдаться властям мелькнула в голове Павла, но он тут же ее отбросил и пустился бежать дальше. У платформы стоял спасительный поезд, вот только он уже закрыл двери и готовился отъезжать. С досадой Павел подумал о тех нескольких секундах, которых не хватило ему для того, чтоб ввинтиться в вагон в щель закрывающихся дверей. В боевиках герои в этом случае разбивали окна и запрыгивали внутрь. Но Павел сильно сомневался в том, что сможет разбить стекло вагона, а протиснуться в тонкий зазор открытого окна было хорошей идеей только для особо извращенного самоубийцы.

Поезд тронулся и начал не спеша набирать ход. «Держи вора» донеслось сзади, и эта фраза придала Павлу уверенности и впрыснула адреналин в кровь – перед ним как раз проезжал последний вагон. Не раздумывая, Павел прыгнул вслед уходящему поезду, его руки судорожно вцепились в поручень, который заботливые конструкторы вагона поместили вертикально вдоль лобового стекла. Ноги его соскользнули с узенькой площадки, и в какой-то момент ему показалось, что он сорвался. Но руки работали отдельно от мозга и не выпустили поручень, Павел смог подтянуться и вернуть опору ногам. Тем временем поезд, набирая скорость, втягивался в черную дыру тоннеля, оставляя позади свистки дежурной, женские крики и ругательства преследователей, которые поняли, что добыча ускользнула из рук.

Однако расслабляться было рано. Последний вагон качает всегда больше всего, и Павел болтался на поручне, как спелая груша на ветке в ветреный день, обдуваемый завихрениями воздуха. У него было три минуты, чтобы определить план дальнейших действий. Через три минуты поезд прибудет на соседнюю станцию. Три минуты, которые мы, пассажиры, почти не замечаем. Павел представил, как за эти три минуты, с только что покинутой им станции сообщают на станцию прибытия о «зацепере», как по громкой связи объявляют что-то типа «постовой милиционер на платформе, пройдите к последнему вагону первого пути», как поезд, замедляя ход, останавливается у перрона и как его тепленького берут под белы рученьки стражи порядка, а потом передают преследователям. «Держи вора» – вот значит как? Удобно, ничего не скажешь.

Итак, поезд уносил его от одной беды и непреклонно приближал к другой. Он был в тоннеле, загнав себя в эту ловушку. Как крыса. Назад не вернуться. Вперед нельзя. Лихорадочную работу мозга вдруг озарила вспышка – надо сойти по пути. Эта мысль только на первый взгляд могла показаться бредовой, но при ближайшем рассмотрении вполне могла стать спасением. На подъездах к станции поезд всегда сбавляет ход. В это время нужно спрыгнуть на полотно и искать боковой проход. На каждой станции есть тупики-отстойники, куда съезжают поезда. На некоторых станциях повороты в эти тупики видны с платформы, на других они сделаны глубже в тоннеле. Павел понимал, что в первом случае его «сдадут» пассажиры с платформы, как только поезд отъедет, причем из лучших побуждений. Кроме того, Павел знал, что между путями всегда есть технические переходы – он порой видел их, когда поезд останавливался в тоннеле. А значит, есть шанс уйти в боковой проход.

Поезд стал притормаживать. Павел уже был готов разжать руки, как вдруг вспомнил про «третий» рельс. С какой он стороны? Вероятность того, что он удержится на ногах после прыжка, мала, а значит, есть шанс влететь на контактный рельс и поджариться на почти тысяче вольтах. Итак, на станциях рельс проходит под платформой, то есть слева по ходу движения. Но это на станциях. В тоннелях он просто обязан идти справа из-за наличия соединяющих тоннели технических проходов – рельс не должен их загораживать. Значит, надо прыгать влево. Раздумывать больше было нельзя, Павел разжал пальцы и попытался максимально мягко оторваться от притормаживающего состава. Конечно, удержаться на ногах ему не удалось, но и силового рельса слева не было – то ли он правильно все продумал, то ли его спасло просто банальное везение. Вскочив на ноги, Павел увидел удаляющиеся габаритные огни последнего вагона. Было темно. Павел с грустью подумал о новых станциях, тоннели которых освещены, и достал мобильник. Тысячи людей в мире используют свет мобильника как фонарик, и Павел не был исключением. Стараясь внимательно глядеть себе под ноги, он побежал вслед за поездом. У него была пара минут до того момента, когда машинист следующего состава увидит его, и тогда уже не скрыться, если машиниста предупредили о том, что на предыдущем поезде уехал «внешний» пассажир.

Занятый своими мыслями и шпалами под ногами, Павел чуть было не проскочил техническое боковое ответвление. С радостью он нырнул в него как раз тогда, когда сзади раздался нарастающий грохот следующего состава. Но Павел уже был в безопасности. По тоннелю он вышел в зону отстоя, которая сейчас была пуста и хоть как-то освещалась редкими лампами. Теперь предстояло придумать, что делать дальше. Павел сел на землю и решил немного отдышаться. Его трясло – адреналин улетучивался, оставляя мандраж. Павел никогда бы не поверил, что он смог бы сделать что-то подобное, однако вот он сидит на земле в метроотстойнике, а на поверхности какие-то люди устроили за ним погоню из-за изобретения его друга.

«А ведь открытие, видно, действительно стоящее, – подумал Павел, – раз за ним началась охота». Но если Костик еще с грехом пополам мог сойти за гениального ученого, то Павел на супергероя уж точно не тянул. А значит, его рано или поздно поймают. Силовыми методами проблему не разрешить, надо действовать хитростью. Для начала придумать, что делать сейчас. Выбираться на станцию нельзя, там все ищут парня, который должен приехать на внешней стороне поезда. Высовываться на платформу ему явно не стоит, хотя суматоха может быть ему на руку. Лучше подождать пару часов, когда начнется вечерний час пик, тогда проще затеряться в толпе. Правда, возможно, что его будут искать в тоннеле, хотя маловероятно, так как машинист следующего поезда доложит, что тел и живых людей на перегоне не видел. Останавливать движение ради того, чтобы проверить, куда он делся, не будут, а значит, посчитают, что его упустили на станции. По крайней мере Павлу хотелось бы так думать.

В перспективе все было не так просто. Павел прикидывал ситуацию и так и эдак, но прошло не меньше часа, прежде чем он наконец-то придумал решение, достал нетбук и засел за работу. К моменту, когда шум проходящих в соседних тоннелях поездов стал слышаться все чаще и чаще, что говорило о наступлении часа пик, у Павла было почти все готово. Теперь ему нужен был Интернет. На работу ехать нельзя, дома его тоже наверняка ждали. Мысленно перебрав всех своих знакомых, Павел решил отправиться к девушке, чей ноутбук и компьютер он опекал. С ней его связывали обычные дружеские отношения, и она не будет задавать лишних вопросов. Павел поднялся на техническую платформу, по которой машинисты выходят на станцию после окончания смены, вытащил на всякий случай батарейку из мобильного, чтобы его местоположение не смогли отследить «плохие парни», закинул рюкзак за спину и направился к станции. Он было подумал, что придется выбираться на станцию через ограждение, но дверь, отделявшая служебную зону от общей части платформы, оказалась закрыта на обычный электронный замок, который лишь снаружи открывался ключом-таблеткой, а изнутри простым нажатием кнопки.

Так, никем не замеченный, Павел попал на платформу и, проехав на всякий случай еще две станции подальше от центра, вышел на поверхность. Там поймал такси, назвал адрес и наконец-то расслабился.

***

Павел вышел из машины на углу около дома знакомой, расплатился и направился к крайнему подъезду. Хотя за время поездки он успел вроде бы окончательно успокоиться, все равно нервы были напряжены. Иначе как объяснить, что, услышав звук открывающихся дверей машины сзади, Павел обернулся, а не пропустил это мимо ушей, как наверняка бы сделал раньше. Из неприметной машины, мимо которой он только что прошел, вылезали два человека. На вид они вполне могли быть братьями тех ребят, которые пытались сбить его около университетской лаборатории и потом гоняли по метро. Павлу снова пришлось бежать. Только вот куда? Логично, что на открытом месте более спортивные пареньки его догонят. В подъезд к знакомой – не вариант, так как там деваться уже было бы некуда, а впутывать девушку в свои истории Павлу не хотелось. Мысль работала лихорадочно, решение было найдено быстро – Павел изо всех сил побежал к пятому подъезду. Подъезд был примечателен тем, что на последнем этаже имел лаз сквозь решетку на чердак, а затем на крышу. Об этом знали многие из местной молодежи, да и сам Павел пару раз там побывал вместе со своей знакомой. Память на IP-адреса и прочие цифры у него была хорошая, код от двери подъезда он помнил, оставалось лишь добраться до нее раньше, чем его настигнут, и успеть закрыть ее за собой. К счастью, фора у него была. Подбежав к домофону, Павел постарался абсолютно спокойно набрать код, так как времени на вторую попытку у него уже могло не быть. К41К1041В – код для подъезда всплыл в памяти сам собой. Секунда – и булькающий звук домофона возвестил о том, что дверь открыта. Павел дернул ее на себя и, уже закрывая, увидел подбегающих преследователей. Что ж, ему снова повезло – они опоздали всего на каких-то пару секунд.

– Открой, открой тебе говорят! Все равно же поймаем, хуже будет! – Раздалось из-за двери вперемешку с ругательствами.

Но Павлу некогда было выслушивать их речи, надо было быстрее добраться до заветного лаза на крышу, причем молиться о том, чтобы его все еще не заделали и чтобы никакая сердобольная бабушка или кто-то из жителей подъезда не впустили «хвост» до того, как он пролезет вверх.

Павлу еще немного пришлось понервничать, ожидая лифта, и только когда он нажал кнопку «17» и лифт, мерно гудя, пополз вверх, напряжение снова немного отпустило его. На последнем этаже все было примерно так, как ему запомнилось в прошлый раз: стальная дверь в квартирный предбанник и разболтанная деревянная на лестничный пролет. Поднявшись на пролет вверх, он подошел к решетчатой конструкции с массивным замком и поднял глаза. К счастью, лаз оказался не заделанным. Небольшая щель между потолком и верхним прутом решетки – не каждый взрослый человек мог пролезть в такую дырку. Однако подростки могли – об этом свидетельствовала вытертая на потолке побелка. Павел благодаря поджарому телосложению хоть и с трудом, но мог протиснуться в заветную дырку. Другого выхода у него не было, и, скинув рюкзак и ветровку, он полез. Оказавшись с другой стороны решетки, можно было вздохнуть чуть спокойнее – вряд ли его накачанные преследователи пролезут в эту щель, а с замком им быстро не справиться. Он надеялся, что время у него будет – ему всего-то нужно было минут 20-30 и Интернет. И если на первое он рассчитывал, то со вторым могли быть проблемы.

Но шанс все еще был – его знакомая. Да, он не попал к ней домой, как хотел, но это был не единственный способ добраться до ее интернет-канала. Ведь он собственноручно настраивал ей точку доступа, сам делал сеть, сам назначал SSID и пароль. Оставалось надеяться, что мощности сигнала с 14-го этажа хватит для того, чтобы поймать ее сеть на крыше. Миновав чердак, Павел выскочил наружу и побежал в сторону первого подъезда. Привалившись спиной к стене выхода на крышу так, чтобы его не было видно с той стороны, откуда ждал преследования, он достал нетбук и скрестил пальцы на счастье.

Вот! Вот она – среди нескольких Wi-Fi-сетей была сеть HellNet. Он усмехнулся – знакомую звали Елена, и имя сети ему в свое время показалось вполне оригинальным сокращением от Helen Network. Подцепившись к сетке, Павел ушел в работу, причем его руки практически не дрожали.

Он почти закончил, когда на крыше послышались шаги и чей-то голос:

– Эй, парень, выходи, мы знаем, что ты там!

Павел притаился, лихорадочно соображая, что делать. Ему нужно было всего лишь минут пять, чтобы закончилась выгрузка файлов, но, судя по близости голоса, этого времени у него не было. Он находился на самом краю крыши, бежать дальше уже было некуда, а шаги все приближались.

– Парень, мы обшарили чердак и всю крышу, и мы знаем, что ты сидишь за стеной этой будки! Если ты попробуешь убежать, мы можем ненароком сделать тебе больно, поэтому выходи сам!

Расчетное время для завершения операции – три минуты… Неужели все зря?! Павел вскочил на ноги, с нетбуком в руках он отпрыгнул к самому краю крыши и обернулся. Два человека обходили его бывшее убежище с двух сторон – похоже, он вовремя решил сменить диспозицию.

– А, вот и ты. Ну что, прятки закончились?

– Не подходите, я спрыгну! – угрожающе закричал Павел.

Такого поворота событий преследователи явно не ожидали и остановились.

– Эй, Павел, тебя же Павел зовут, да? Так вот, не надо делать резких движений – с тобой просто кое-кто хочет поговорить. Давай мы сейчас спокойно спустимся вниз, сядем в машину, отвезем тебя к нашему боссу, вы поболтаете, а вечером ты уже будешь сидеть дома, пить пиво и вспоминать об этом происшествии как о забавном моменте! – парень тем временем сделал шаг в его сторону.

Павел взглянул на экран открытого нетбука – «расчетное время – меньше минуты». Он попятился, и уперся ногами в бетонный парапет крыши. 17 этажей вниз, а потом асфальт проезжей части дороги – совсем не хотелось так заканчивать свою молодую жизнь.

– А какие гарантии того, что вы не стукнете мне по голове после разговора с вашим «боссом» и не выкинете потом в ближайшем лесочке? – Павел просто тянул время.

– А какая тебе разница, если ты все равно собрался сейчас прыгать? Так у тебя хотя бы есть шанс!

Ветер трепал волосы Павла. Украдкой глядя на экран, на котором шли последние секунды процесса он сказал:

– Хорошо. Я согласен. Только…

В этот момент один из преследователей прыгнул на него. Но за долю секунды до того, как его повалили, легким взмахом руки Павел отправил нетбук в полет с крыши на асфальт дороги под домом. Он очень надеялся, что пока тот будет лететь вниз, то какое-то время все еще будет находиться в радиусе действия сети, и операция будет завершена. Тем временем его сбили с ног, он ударился головой о крышу и потерял сознание. Павел не увидел, как нетбук, ударившись об асфальт, брызнул в разные стороны сотней частиц электронной начинки и пластмассы. Не видел, как, пока один из преследователей заламывал ему руки за спину, другой с сожалением смотрел на проезжающие машины, которые давили те части, которые еще можно было раздавить. Этот нетбук служил ему верой и правдой. Хорошо, что он всего этого не видел.

***

Кап, кап, кап – падающие где-то вдали капли отдавались в голове тупой болью. Павел попытался открыть глаза и тут же закрыл их от боли. Он помнил, что приходил в себя, когда его заталкивали в машину, даже пытался вырваться, но получил еще один удар по голове и снова вырубился.

Кап, кап, кап – как же его угораздило за один день попасть в такую передрягу? А кстати, какой сейчас день? Он снова рискнул открыть глаза – на этот раз более удачно. Павел лежал на полу со связанными за спиной руками в тесном помещении, освещаемом лишь тусклой лампочкой над массивной дверью. Бетонные стены и пол указывали на подвал. В углу сиротливо притаилась раковина, из крана над которой и вырывались капли. Во рту Павла мгновенно пересохло, жутко хотелось пить. Перекатившись на бок, он с трудом подтянул ноги и стал на колени, упершись головой в бетонный пол. Затем попробовал подняться, но от перевода верхней части тела в вертикальное положение в голове снова помутилось, и, потеряв сознание, снова осел на пол.

Придя в себя, следующую попытку он сделал более аккуратно – подполз к стене и, опираясь на нее всем телом, поднялся на ноги. Они ощутимо дрожали. Перебираясь вдоль стены со связанными руками, добрался до цели. Там, с трудом отвернув зубами вентиль крана, смог напиться из тонкой струйки, после чего сел на холодный пол здесь же около раковины и забылся.

Сколько прошло времени, Павел не знал. Он то впадал в забытье, то снова припадал к текущей влаге, но однажды очнулся от звука отпираемого замка. Дверь открылась, и на фоне ярко освещенного проема коридора появился человек. Без разговоров Павла подняли на ноги и фактически потащили за собой.

В комнате, куда они пришли, Павел обнаружил Костика. Однако вид друга его совсем не обрадовал: тот был полураздет, сидел привязанный к стулу, бессильно свесив голову, на худом теле проступали синяки, а джинсы были закапаны кровью. Павел и раньше не сомневался в том, что заварушка получилась серьезная, но это уже было слишком. В комнате находился еще один человек – мужчина средних лет, с волевым подбородком и острыми внимательными глазами, крепко сложенный, в майке цвета хаки и камуфляжных брюках.

– Привет Павел, – сказал он. – Меня можешь звать Петрович. Вот мы и встретились, хоть и пришлось за тобой немного побегать. Располагайся, – он кивнул приведшему Павла охраннику, и тот достаточно бесцеремонно усадил Павла на стул.

– Так вот, – продолжил Петрович, закуривая, – твой друг знает кое-что, о чем мне бы тоже хотелось знать. К сожалению, он оказался очень неразговорчивым, и нам пришлось обратиться к тебе. Я подозревал, что Константин захочет поделиться своим секретом с кем-то, и кто, как ни ты, лучшая для этого кандидатура? Судя по тому, как ты он нас улепетывал, а затем героически расстался со своим нетбуком, я не так уж далек от истины. Сейчас над останками нетбука работает мой компьютерщик Андрей, у него золотые руки, и, возможно, он сможет вытащить то, что там было. Но нам всем было бы проще, если бы ты сам поделился с нами резервной копией. Ведь ты же успел сделать резервную копию?

– Всегда был разгильдяем и забывал о необходимости регулярного бэкапа, – хмуро сказал Павел. Смысла уходить в отказ и говорить «я ничего не знаю» он не видел. Но и говорить все как есть, тоже смысла не было. – Да, Костик действительно слил мне на нетбук данные, и я их действительно спасал, но теперь их нет. Мне они легко достались и я легко с ними расстался… Вот только нетбук жалко.

Петрович затянулся и, наклонившись к Павлу, выпустил дым ему в лицо.

– Ну что ж, ты сам этого захотел, – очень тихо сказал он и затушил окурок о руку Павла.

От неожиданности тот закричал и дернулся, но стоящий сзади охранник ударом заставил Павла снова свалиться на стул.

Седующие события Павел помнил плохо. Иногда его били, иногда уговаривали. Ему не давали спать, есть, а вода попадала к нему в рот, только когда его ею окатывали, чтобы привести в чувство. Случившееся стало казаться ему сплошным бредом, происходящим как будто не с ним. Но потом его оставили в покое, дали немного поесть, и он даже ухитрился поспать пару часов, прежде чем его опять приволокли к Петровичу. Костик тоже был там. Выглядел он основательно потрепанным, но держался. Петрович курил, и Павел опасливо покосился на бычок.

– Итак, господа, диалог с вами как-то не получился.

Павел не удержался и хмыкнул при слове «диалог». Петрович тем временем продолжил.

– Мой компьютерщик, досконально изучив остатки диска, смог только сказать, что там был крупный шифрованный контейнер, который практически невозможно восстановить целиком после всего того, что этот диск вынес. Поэтому, – он задумчиво затянулся, – я решил прибегнуть к другим методам. Но Андрей попросил дать возможность с тобой поговорить, Павел. Вы коллеги, возможно, найдете общий язык, и это общение пойдет нам всем на пользу.

С этими словами он поднялся и вышел, оставив в комнате Костика, Павла и охранника. Вместо него в комнату просочился долговязый парень лет 25, который сразу заговорил, обращаясь к Павлу.

– Ты Павел, да? Послушай Павел, Петрович такой мужик, что все равно свое получит. Просто он не отмороженный, поэтому еще с вами разговаривает. Ну, бьют вас, конечно, но как иначе показать серьезность намерений? Павел, ладно, я понимаю, твой друг там что-то изобрел и теперь упорно молчит и лучше помрет со своим секретом, ученые они многие не от мира сего, вон как тот математик, который миллион все отказывался брать, но тебе-то из-за чего все это? Нафиг оно тебе нужно!

– А тебе-то с этого какая радость? – спросил Павел

– Нууу… Я просто обещал Петровичу, что достану с твоего нетбука данные. Я же не знал тогда, что он с крыши падал, думал, просто уронили. А я Петровичу многим обязан. Я когда-то работал админом в одной средненькой фирмочке. Ну и попал под проверку чистоты лицензирования. А у нас все пиратское, кроме драйверов разве что. Директор отмазался, а меня в оборот взяли. Осудили, правда, условно, только с работы все равно выперли. Да я бы и сам ушел, после всего-то. А с судимостью, хоть и условной, не так легко нормальную работу найти. Стал подрабатывать приходящим админом. Я же, кроме как с компами возиться, ничего особо не умею, а у меня жена, ребенок, некогда переучиваться «на менеджера». Понятное дело – условный срок висит, надо бы поберечься, но семью кормить кто будет? Не повезло мне – опять попал под 146-ю статью. На этот раз должен был уже настоящий срок получить, но тут Петрович меня заприметил. Отмазал, с тех пор я на него работаю. Он не такой уж плохой человек, просто привык получать то, что хочет.

– Ты все сказал? – спросил Павел.

Андрей как-то грустно посмотрел на Павла, встал и вышел со словами:

– Ну, смотри сам.

Спустя минуту, в комнату вернулся Петрович. Но не один, за ним охранник ввел человека, на голове которого был надет темный мешок. Судя по округлостям фигуры, это была девушка.

– Мне не особо верилось, что Андрей уговорит тебя сотрудничать, но я дал ему такую возможность. А вот это, я думаю, заставит вас задуматься и стать сговорчивыми.

С этими словами он сдернул с головы девушки мешок, и Павел увидел Лену. Рот ее был заклеен лентой, которую Петрович сорвал рывком, заставив девушку вскрикнуть. Затем взгляд Лены упал на сидящих напротив друзей.

– Павел? Ты тоже здесь? Что происходит? – хоть она и старалась, чтобы голос звучал ровно и спокойно, но все-таки в конце фразы он предательски дрогнул.

– Зачем она здесь? – спросил Павел.

– Ну как же, ты же к ней шел, когда мы взяли тебя на крыше? Мы проверили всех твоих знакомых, в том доме жила только она. Раз ты в трудную минуту решил пойти к ней, значит, для тебя она много значит. Ну и поскольку вы так и не смогли увидеться, то я решил предоставить вам такую возможность здесь. Как ты понимаешь, это не просто встреча, ты будешь наблюдать, что мы будем делать с твоей подругой, пока не расскажешь, куда ты слил файлы.

– Подождите… Сколько мы уже здесь?

– Пошел четвертый день, если тебе так интересно.

– Не нужно с ней ничего делать, я расскажу.

– Павел, да ты сдурел, – впервые подал голос Костик, – они же нас убьют потом! Ты что думаешь, вот так отдашь им файло, и все будут счастливы?! Мы им нужны, только пока мы что-то знаем, затем нас просто закопают в ближайшем лесу! А так у нас есть хоть какой-то шанс, что нас найдут!

– Заткни его, – резко бросил Петрович охраннику, и тот хлестко ударил Костика в голову. Тот вместе со стулом упал на пол и замолчал.

– Костик, не парься. Все под контролем, – и далее, уже обращаясь к Петровичу, – принесите компьютер и позовите Андрея. Надеюсь, в этот подвал добивает местный Wi-Fi?

Петрович посмотрел на Павла подозрительно и кивнул охраннику у двери. Следующие несколько минут прошли в напряженном молчании, лишь слышалось сопение Костика и редкие всхлипывания Лены. Затем в комнате появился Андрей с ноутбуком.

– Если вы все обо мне так хорошо знаете, что даже нашли Лену, то вы знаете и адрес моего блога в ЖЖ. Загляните туда. Последняя, самая свежая запись.

Петрович снова кивнул, на этот раз компьютерщику, и тот быстро полез в Интернет.

– Последняя запись, опубликована сегодня… в полночь, – недоуменно вскинул брови тот, – Петрович, вам надо на это взглянуть.

Тот подошел и какое-то время смотрел в экран, прокручивая страницу. Затем повернулся к Павлу.

– Парень, в чем смысл? Зачем ты выложил материалы по открытию своего друга в ЖЖ?

– Это была страховка. Как раз для такой ситуации, в которой мы оказались. Вы требовали от нас секрета, и, как правильно сказал Костик, даже если бы мы его вам отдали, у нас почти не было шансов уже вернуться живыми. Но если секрет уже будет не секрет, то и ценности он уже не будет такой представлять. Прости, Костик, но я подарил твое открытие всему миру. Пока я прятался в метро, я написал скрипт, а когда вышел потом в Интернет на крыше, разместил его у одного клиента, которому когда-то настраивал веб-сервер. Этот скрипт должен был сработать спустя три дня и запостить текст моего обращения, краткое описание открытия Кости и ссылки на все его материалы. Их я выложил на файлообменники, а подготовленный текст автоматически должен был разместиться вчера в полночь в моем ЖЖ, в сообществах физиков, на новостных и информационных сайтах. Я мог отменить выполнение программы, если бы добрался до компьютера раньше установленной даты. А теперь – теперь уже ничего нельзя изменить. Даже если я сейчас уберу это из блога, есть еще более десятка мест, где размещен этот пост. Пусть где-то на него не обратят внимания, кто-то подумает, что это шутка, но ведь кому-то станет любопытно. Костик говорил, что его открытие лежит на поверхности, а значит, имея все материалы, знающему человеку нетрудно будет разобраться. Джинн уже выпущен из бутылки. Вам нужны были данные – так вот они. Вот ссылки на файлообменники, где хранится вся информация от Костика. Берите!

С минуту в комнате стояла мертвая тишина.

– С-с-с-сученок! – прошипел Петрович. От его былого спокойствия не осталась и следа! – И ты думаешь, выиграл? Думаешь, что это вас спасет?! Не-е-ет, ошибаешься, дружок! Да, ты раздал информацию всем, но вместо легкой смерти вас ждет мучительная, невыносимая боль. Причем первой будет она – он кивнул на Лену, и та вскрикнула.

– Не думаю, – спокойно произнес Павел. – Вы этого не сделаете.

– Это еще почему же? – опешил Петрович. Даже его злость сменилась удивлением.

– Андрей сказал, что вы не отморозок. И вы же знаете, что за открытие сделал Костик. Для вас не секрет, что скоро люди смогут заглядывать в прошлое, и со временем это будет делать все легче и легче. Как вы думаете, неужели они не захотят узнать о судьбе изобретателя. А ведь я написал в своем посте, кто автор изобретения. И когда наконец-то в будущем смогут заглянуть «в здесь и сейчас», вы хотите, чтобы они увидели, как нас пытаете до смерти? Как мы умираем в муках? И все будут знать, кто это сделал. И ваше имя будет навеки покрыто проклятием, а ваши дети отрекутся от вас и будут стыдиться, что вы были их отцом! Вы этого хотите, да?

Петрович оторопело задумался…

– Послушайте, – продолжил Павел, – мир изменится. Очень скоро и сильнее, чем вы думаете. Так мир еще никогда не менялся. Да, ваше участие во всей этой истории не будет тайной, но если все останутся живы, то найдутся люди – и их будет немало, – которые скажут, что именно благодаря вам это открытие было подарено человечеству, а не оказалось выкуплено какой-нибудь корпорацией. Это наверняка лучше, чем прослыть на века жестоким убийцей, правда, ведь?

Павел замолчал. Петрович отвернулся к столу и задумчиво смотрел на ноут, постукивая пальцами по его кромке. Затем резко повернулся и вышел из комнаты.

***

Друзья сидели в молчании, лишь Костик произнес: «Если мы выберемся из этой передряги, то ты, черт побери, гений, Удав». Павел оставил фразу без ответа – он сам не был уверен, что все сработает так, как задумывалось. Затем в комнату вошел охранник, заклеил каждому рот липкой лентой и надел мешок на голову. Павел видел, что Лена пыталась брыкаться и сопротивляться, но у самого Павла уже не хватало сил ни на что. «Пан или пропал» – уже все было сделано, что можно, и все было сказано. Оставалось только ждать развития ситуации. Подталкивая тычками в спину, Павла вывели по лестнице из подвала, посадили в машину и куда-то повезли. Сначала дорога шла по каким-то ухабам, потом стала лучше, а потом автомобиль остановился. Друзей вытолкали из него и освободили связанные руки. Затем послышался голос: «Мешки не снимать в течение минуты». Затем двери захлопнулись, взревел мотор, и машина уехала. Когда звук двигателя отдалился, Павел стянул с головы мешок и осмотрелся. Костик делал то же самое, а Лена все еще была в мешке. Павел снял его и как можно жизнерадостнее подмигнул ей. Они стояли на обочине дороги недалеко от выезда на другое шоссе. Было раннее утро…

– А теперь ребята, вы мне все-все расскажете, – прозвучал голос Лены, и Павел порадовался, что не придется успокаивать женскую истерику.

– Подожди, Павел, – влез Костик, – это все правда, то что ты там сказал? То есть теперь действительно мое открытие стало достоянием общественности? Но ведь тогда любой может подать патент и первый, у кого это получится, будет им владеть, и все зря?

– Костик, ты слыхал про условия GPL? Нет? Тогда пошли к дороге, попробуем поймать машину, думаю, это будет непросто в такое время, учитывая, в каком мы виде. Так что у нас будет куча времени, чтобы рассказать друг другу все.

Они пошли на восток, к разъезду. Навстречу им вставало солнце, также неумолимо, как и наступление нового дня. Только день этот уже был в новом мире. Они еще тогда не знали, что публикация Павла всколыхнула сначала блогосферу рунета, потом научные круги, а потом была переведена на другие языки и стала интернациональной. Какие страсти разгорались по поводу обсуждения открытия Костика, и как один за другим скептики убеждались в том, что это действительно работает. Новый мир зарождался именно сейчас. Мир, в котором одна из главных черт, присущая только человеку, – осознанная ложь – теряла свое былое значение. Вскоре людям придется учиться жить без вранья, и многие с тоской вспомнят о былых временах, когда можно было спрятаться за ширмой обмана. Но это все в будущем, которое тем не менее было гораздо ближе, чем думали трое друзей, идущих на восток.


Комментарии отсутствуют

Добавить комментарий

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи

               Copyright © Системный администратор

Яндекс.Метрика
Tel.: (499) 277-12-41
Fax: (499) 277-12-45
E-mail: sa@samag.ru