Мир в Сети. От романтиков – до торгашей::Журнал СА 4.2010
www.samag.ru
Льготная подписка для студентов      
Поиск   
              
 www.samag.ru    Web  0 товаров , сумма 0 руб.
E-mail
Пароль  
 Запомнить меня
Регистрация | Забыли пароль?
О журнале
Журнал «БИТ»
Подписка
Где купить
Авторам
Рекламодателям
Магазин
Архив номеров
Вакансии
Контакты
   

Jobsora


  Опросы

Какие курсы вы бы выбрали для себя?  

Очные
Онлайновые
Платные
Бесплатные
Я и так все знаю

 Читать далее...

1001 и 1 книга  
28.05.2019г.
Просмотров: 1944
Комментарии: 2
Анализ вредоносных программ

 Читать далее...

28.05.2019г.
Просмотров: 1974
Комментарии: 1
Микросервисы и контейнеры Docker

 Читать далее...

28.05.2019г.
Просмотров: 1530
Комментарии: 0
Django 2 в примерах

 Читать далее...

28.05.2019г.
Просмотров: 1118
Комментарии: 0
Введение в анализ алгоритмов

 Читать далее...

27.03.2019г.
Просмотров: 1693
Комментарии: 1
Arduino Uno и Raspberry Pi 3: от схемотехники к интернету вещей

 Читать далее...

Друзья сайта  

Форум системных администраторов  

sysadmins.ru

Электронка - 2020!

 Мир в Сети. От романтиков – до торгашей

Архив номеров / 2010 / Выпуск №4 (89) / Мир в Сети. От романтиков – до торгашей

Рубрика: Карьера/Образование /  Интернет-революция

Владимир Гаков ВЛАДИМИР ГАКОВ, журналист, писатель-фантаст, лектор. Окончил физфак МГУ. Работал в НИИ. С 1984 г. на творческой работе. В 1990-1991 гг. – Associate Professor, Central Michigan University. С 2003 г. преподает в Академии народного хозяйства. Автор 8 книг и более 1000 публикаций

Мир в Сети
От романтиков – до торгашей

В прошлом году Интернету исполнилось 40 лет. И хотя дата условна (в 1969 году заработал всего лишь прообраз глобальной компьютерной сети), это хороший повод, чтобы «остановиться, оглянуться»

По сей день для подавляющего большинства пользователей их главный рабочий инструмент и основной наркотик по-прежнему остается вещью в себе. Какая-то странная Всемирная Библиотека – без единого каталога, директора, владельца, наконец... Ситуация почти по Борхесу, который, как известно, был не только великим писателем, но и отменным мистификатором. Легенды и мифы сопровождают и обстоятельства рождения Всемирной паутины. Что на сегодня очевидно и общепризнанно: в ней, в паутине, можно общаться, собирать нужную информацию и запросто утонуть в океане информационного хлама. Наконец, в ней можно делать большие деньги!

Если завтра война

Вопросы, которые неизбежно мучают любого думающего юзера-«чайника», вполне закономерны. Есть ли у Сети центр? Кто ею владеет (а значит, и контролирует)? Известен ли полный каталог всех сетевых ресурсов? Кто ее, наконец, создал?

Специалистам ответы известны. На первые три вопроса ответы отрицательны: нет, никто, неизвестен. А на четвертый – долгий и расплывчатый. Как у всякого технологического прорыва, у Интернета много отцов, в зависимости от того, что именно мы согласимся назвать первым узелком Всемирной паутины. И кого – первым «пауком».

Пол Баран
Пол Баран

Трудно поверить, но началось все еще в доисторическом (если мыслить временными масштабами эры Интернета) 1960 году. Именно тогда Пол Баран, сотрудник американского мозгового центра – компании Rand Corporation, созданной в 1946-м, – заинтересовался одной прикладной проблемой. Формулировалась задача так: создание универсального способа организации коммуникаций между различными центрами принятия решений на случай ядерной войны. Очевидно, что первый ядерный удар потенциального противника (кто им был тогда для Америки, напоминать, полагаю, не нужно) будет нанесен по центрам принятия решений – правительственным и военным. Поэтому Баран задумался, как соединить эти компьютеры, чтобы они не зависели ни от самих центров, ни от существующих телефонных линий.

Ученому пришла в голову аналогия с сотами, которые пчелы достраивают сами – не имея единого центра принятия решений, но обладая генетической информацией о параметрах, позволяющих точно состыковать новые соты со тарыми. Если заменить соты компьютерами, то, очевидно, такая система с большей вероятностью пережила бы воздушную атаку. Информацию можно было бы доставить адресату окольным путем – через цепочку других компьютеров, и не всю сразу, а порциями (пакетами). Однако принятая тогда аналоговая запись информации в данном случае не годилась (проходя через многочисленные узлы, она заметно тускнела), поэтому Барану пришлось придумать еще и новый способ записи – цифровой. Свои идеи ученый изложил в 1962 году в служебном издании корпорации RAND – формально открытом, но имевшем узкое хождение.

Независимо от Барана аналогичную теорию развивал и английский физик Дональд Дэвис – он, кстати, первым ввел принцип «пакетной» передачи информации. А также внес предложение возложить на компьютер, кроме функций почтальона, еще и функции толмача – все равно разные компьютерные языки и системы потребуют наличия некоего унифицированного Бюро технического перевода.

Наконец, в августе того же года два сотрудника Массачусетского технологического института (MIT), Джеймс Ликлайдер и Уэсли Кларк, опубликовали статью «Взаимодействие «человек – компьютер» в режиме online». Любопытно, что в ней речь шла не только об интерактивности, но и о будущей галактической компьютерной сети! Ни больше и ни меньше.

После выхода статьи Ликлайдер продолжал развивать и поддерживать ростки будущей идеологии Сети. Он, как заботливый садовод, высаживал семена на будущее, и они взошли, но чуть позже. Сам ученый к этому времени перешел в компанию IBM, предварительно разослав (тогда еще по обычным линиям коммуникаций) коллегам памятную записку, адресованную «всем членам и аффилированным структурам Межгалактической компьютерной сети». В записке содержались основные принципы, структура и задачи будущей сети Интернет. Было это 25 апреля 1963 года – до создания самой Всемирной паутины оставалось почти четверть века.

Баран, Дэвис и Ликлайдер с Кларком, как часто случается с пионерами, намного опередили свое время: их идеи не нашли поддержки и были заморожены почти на добрую пятилетку.

Народная примета: паучок – к известию

Следующее значительное событие в истории Сети произошло весной 1966 года. Назвать его научным или техническим язык не поворачивается, хотя техника выбивания фондов в отдельных случаях вполне может быть приравнена к искусству. Очевидно, этим искусством в совершенстве владел Роберт Тейлор, руководитель Бюро технологий обработки информации в работавшем «под крышей» Пентагона Агентстве перспективных исследовательских проектов (Advanced Research Projects Agency, сокращенно – ARPA). Оно было создано в 1958 году как оперативная реакция американской военно-политической верхушки на сенсационный запуск первого советского спутника.

Команда BBN в 2007 году
Команда BBN в 2007 году

Тейлору приходилось координировать работу четырех крупных исследовательских групп в университетах, разбросанных по всей стране. В каждом стоял мощный по тем временам компьютер, информация от всех них стекалась в контору, а на Тейлора была возложена обязанность сводить полученные данные воедино и передавать их от одной группы к другой. Учитывая уровень тогдашней техники (все компьютеры имели свои собственные языки и системы ввода команд), легко предположить, что голова Тейлора пухла угрожающими темпами.

Снова подтвердилась старая пословица «Необходимость – мать изобретения». Тейлор задумался: а почему бы не соединить все это компьютерное хозяйство в единую сеть, используя одинаковые терминалы и единое программное обеспечение? Идея в то время уже не новая, зато ее воплощение представлялось почти нереальным – на грани фантастики. Презрев субординацию и бюрократическую писанину, Тейлор добился приема у директора ARPA и за 20 минут убедил его в необходимости постройки «совместной сети компьютеров с разделением времени», выбив на осуществление проекта круглый $1 млн. По справедливости, официальная история Интернета должна была бы сохранить в своих анналах и имя того удивительного директора!

Сначала предполагалось связать сетью всего четыре компьютера, а в перспективе – 12. На разработку необходимых спецификаций и составление первых грубых эскизов ушло два года. Наконец в августе 1968 года приглашенный Тейлором математик Лоуренс Робертс разослал сотне с лишним фирм предложение принять участие в конкурсе на создание первой экспериментальной компьютерной сети.

Не прошло и месяца, как пришли первые ответы. Любопытно, что все тогдашние компьютерные и коммуникационные гранды – IBM, AT&T и другие компании-гиганты – самоустранились, сочтя задачу слишком сложной и малоперспективной. А вот небольшая консалтинговая фирма из Бостона – Bolt, Beranek & Newman (BBN), до того занимавшаяся консультациями в области акустики при проведении строительных работ, напротив, сразу же представила детальный проект, который хоть завтра можно было воплощать в чертежи.

В начале следующего года BBN получила заказ вместе с обещанным миллионом, таким образом, полностью оправдав риск – создание спецификаций обошлось фирме в $100 тыс. И спустя девять месяцев родилось долгожданное дитя – на базе компьютера Honeywell DDP-516 была создана сеть ARPAnet. Первыми к ней подключились два калифорнийских университета – в Лос-Анджелесе (UCLA) и Санта-Барбаре, а также Стэнфордский и Университет штата Юта в Солт-Лейк-Сити.

Чтобы представить себе уровень тогдашнего трафика, стоит вдуматься в технические характеристики техники образца 1969 года. Массивный шкаф Honeywell обладал памятью 12 килобайт (!) и не имел ни жесткого диска, ни дисковода – программы считывались с бумажных лент, а для изменения конфигурации компьютера требовалось забираться в его внутренности. Информация из Бостона уходила по кабелю в UCLA, где ее принимал оператор в наушниках и с микрофоном. Каждая буква перепроверялась голосом, к тому же компьютер периодически зависал (ну, последнее, увы, и сегодня не редкость)...

Впрочем, снисходительно усмехаться по поводу вышеописанного тоже не следует. Так обычно творится история: первые шажки даются с превеликим трудом, а затем словно лавина сорвалась – только успевай отслеживать этапы большого пути. К 1972 году в сети было уже 15 узлов – университетов и научно-исследовательских центров. А спустя четыре года число пользователей сети ARPAnet достигло двух тысяч, еще через десять лет – полмиллиона.

Памятник электронной письменности

В 1971 году был взят следующий принципиальный рубеж – сотрудник BBN Рэймонд Томлинсон написал первые программы для электронной почты. Поначалу таковых было две: одна – только для отсылки сообщений, другая – для приема. Спустя год Томлинсон переписал программы специально для сети ARPAnet, и за одну неделю их скачало все тогдашнее интернет-сообщество – иначе говоря, сто с лишним пользователей. Обладателям пусть не своих (эра «персоналок» еще не наступила), но хотя бы служебных компьютеров понравилось общаться между собой по e-mail. Хотя справедливости ради нужно отметить: телефон и факс еще долго оставались намного более эффективным средством коммуникации.

В том же 1972 году прежде засекреченная ARPAnet впервые открылась миру – ее официально представили на Международной конференции по компьютерным коммуникациям, состоявшейся в Вашингтоне. В презентации участвовало 40 машин, которые лихо общались между собой – к немалому удивлению собравшихся.

Рэймонд Томлинсон Тим Бернерс-Ли
Рэймонд Томлинсон Тим Бернерс-Ли

Этапным событием ознаменовался и следующий год – даже двумя. Во-первых, сеть преодолела государственные границы – к ARPAnet подключился один из лондонских колледжей (а спустя два года королева Елизавета II отправила первое сообщение электронной почтой из военного пункта связи).

Кроме того, в майском номере журнала IEEE Transactions on Communications появилась статья Роберта Кана и Винсента Серфа под названием «Протокол для пакетных сетевых коммуникаторов». В ней авторы впервые сформулировали идею сервера – общего компьютера, который служит отправителем, получателем и переводчиком данных, пересылаемых локальными и региональными сетями (схему Серф в марте набросал на обороте почтового конверта, сидя в холле гостиницы), и разработали всем ныне известные протоколы TCP/IP для передачи данных пакетами.

Идея Серфа и Кана была воплощена в жизнь спустя два с половиной года. После этого ARPAnet и другие аналогичные сети начали стремительно разрастаться – с 1980-х их совокупность все чаще стали называть Интернетом. Процесс ускорил и первый, не требующий ручного управления модем, который выпустила компания Hayes. Устройства, преобразующие цифровые сигналы компьютера в аналоговые (для последующей передачи их по обычным телефонным линиям), свалились на компьютерное братство как манна небесная. Теперь к его услугам была вся гигантская телефонная и телеграфная сеть, развивавшаяся на протяжении последних полутора столетий!

Но пользоваться ею могли по-прежнему в основном научные и исследовательские центры. Для того чтобы сплести из отдельных фрагментов единую Всемирную паутину, которая позволила бы общаться миллионам, оставался последний шаг. Его в 1989 году сделал сотрудник Европейского центра ядерных исследований (CERN) англичанин Тим Бернерс-Ли.

Поначалу он, правда, и не подозревал, что за джинна выпускает из бутылки. Перед молодым ученым стояла задача куда более приземленная: навести порядок в том бардаке, который представляло собой компьютерное хозяйство родной конторы. Компьютеров в ней хватало, но практически каждый сотрудник пользовался своим машинным языком и своими же программами. Понять, кто над чем работает в данный момент и чем может быть полезен коллегам, было невозможно.

Чтобы облегчить пользователю быстрый доступ к любому из ресурсов, содержавшихся в локальной сети CERN, Бернерс-Ли изобрел универсальную систему ссылок-команд на все известные источники информации. Получившийся гипертекст, в котором каждая ссылка автоматически выводила ищущего на десятки других, произвел настоящую революцию. Отныне Сеть представляла собой удобную территорию поиска – при том, что в этой обширной библиотеке фактически отсутствовали и библиотекарь, и каталоги.

Автор изобретения предложил начальству запустить разработанную им программу в локальную институтскую сеть, но поддержан не был. Тогда вместе с коллегой из Бельгии (история сохранила его имя и фамилию – Робер Кайо) Бернерс-Ли предпринял обходной маневр. Во время обеденных перерывов ученый попытался заинтересовать своей идеей коллег прямо в кафе. После нескольких попыток она была принята на ура. Вместо аналогии с пчелиными сотами Бернерсу-Ли больше понравилась другая – с паутиной, и он впервые произнес ставшие историческими три латинских слова на одну букву – World Wide Web.

В мае 1991 года с гипертекстом познакомился гостивший в Центре сотрудник Стэндфордского университета. Он увез с собой «европейскую заразу» в Америку, где она начала распространяться со скоростью эпидемии.

Свободу информации!

А спустя неполные три месяца изобретатель гипертекста совершил неожиданный поступок, следствием которого стал еще один «августовский переворот 1991-го» – на сей раз переворот в господствовавших тогда представлениях насчет интеллектуальных прав. Стоило Бернерсу-Ли тогда же, по горячим следам, запатентовать свое изобретение – и еще вопрос, кто бы сегодня занимал первую строку в списке супербогачей, регулярно публикуемом журналом Forbes. Вместо этого английский ученый просто выложил все свои программы в Сеть – бесплатно для всех желающих.

Памятная доска в Стэнфордском университете Штаб-квартира ICANN в Лос-Анджелесе Виртуальный мир
Памятная доска в Стэнфордском университете Штаб-квартира ICANN
в Лос-Анджелесе
Виртуальный мир

В 1993 году официально отказался от всех прав на изобретение своего сотрудника и CERN. После чего уже спустя год Всемирная паутина – глобальная информационная и коммуникационная система, не имеющая центра, хозяина, каталога и единого плана, – окончательно перешла в сферу общественного пользования (public domain).

Хотя этой сетью официально никто не владеет, не контролирует, и никому не ведомы все ее ресурсы, тем не менее каждый компьютер в ней должен иметь свой адрес и имя собственное. Иначе как его отыщет другой пользователь? Аналогия напрашивается сама собой: тот, кто раздает эти имена, обладает все-таки определенной властью – властью привратника, не знающего в деталях, что находится в охраняемом им заведении, но имеющего полномочия кого-то туда и не пускать. Имя сетевого привратника известно – это некоммерческая Международная организация по присвоению доменных имен и номеров (Internet Corporation for Assigned Names and Numbers – ICANN), расположенная в Лос-Анджелесе. ICANN заботится о том, чтобы ее решения принимались если и не единодушно (вряд ли это возможно в принципе), то хотя бы максимально прозрачно.

Сам того не ведая, Тим Бернерс-Ли открыл эпоху интернет-мышления, суть которого емко выразил один из гуру будущих хакеров – Стив Бранд: «Информация стремится стать свободной» (Information Tends to Be Free). По-другому ту же мысль выразил герой «Пикника на обочине» братьев Стругацких (а до него – герой романа Роберта Пенна Уоррена «Вся королевская рать»): «Счастье каждому, даром, и пусть никто не уйдет обиженным».

Для нового поколения киберсерферов счастьем была сама возможность дни и ночи скользить, как на доске, по волнам разлитой в виртуальном пространстве информации. И мысль о том, что и она представляет собой товар, за обладание которым нужно платить, представлялась энтузиастам Интернета нелепой и даже кощунственной.

Кое-кто уже решил, что создание Всемирной паутины принесет человечеству долгожданную утопию, основанную на подлинной свободе информации, на которую не смогут наложить лапу никакие правительства, организации и цензоры.

Хотя сами слова, записываемые отныне с заглавных букв – Сеть, Паутина, – при трезвом рассмотрении, казалось бы, не должны вызывать столь радужных ассоциаций…

Это подтвердила и дальнейшая эволюция Интернета. Эпоха сетевого романтизма продлилась недолго – гораздо дольше создавалась сама Сеть. Иллюзию разрушили не правительства и общественные организации (хотя и те, и другие не прекращают попыток установить свой контроль и над киберпространством) – в связи с бурным ростом населения «информационной утопии» на него все чаще с холодным деловым интересом стали посматривать те, для кого человек – это, прежде всего, потребитель товаров и услуг.

Сразу же после «модемной» революции в конце 1980-х годов были зафиксированы первые случаи полулегальных продаж компьютерных программ через ARPAnet – созданную вообще-то для иных целей. Тогда же появились первые коммерческие информационные службы – CompuServe и другие, а также электронные доски объявлений – BBS (Bulletin Board System). А к концу десятилетия американское правительство прекратило финансирование проекта ARPAnet, передав его коммерческим организациям. И в 1990 году сама сеть официально прекратила свое существование.

Нужды в ней уже не было – мир опутала гораздо более мощная и динамично развивающаяся сеть Интернет. Заметил ее и большой бизнес. После того как в 1992 году американский конгрессмен Рик Бучер продавил федеральный закон, открывший Интернет для коммерческой деятельности, Всемирная Библиотека за считаные годы превратилась во Всемирный Базар.

Как и в реальном мире, в нем потребителю не просто предлагают товары и услуги, но зачастую и навязывают их – заодно навязывая и новые, специально придуманные потребности, которые рынок тут же охотно предлагает удовлетворить. И точно так же информационно-потребительская цивилизация оставляет после себя горы информационного мусора, вызывая необратимое загрязнение новой среды обитания.

Торговая сеть

В 1994 году в Сети был замечен первый спам (название, кстати, пришло из других торговых сетей: Spam – это марка популярных мясных консервов). После того как некая юридическая фирма в Аризоне разослала рекламу лотереи, в которой разыгрывались грин-карты (документы, дающие право на проживание и работу в США), ответом было единодушное возмущение тогдашнего интернет-сообщества. Сегодня с подобной проблемой вынуждены бороться уже правительства – законы против спама и прочего засорения Сети принимает государство за государством.

Во что превратила потребительская цивилизация нашу среду обитания, общеизвестно. Очевидно, настала очередь спасать и виртуальную. Джинны никогда сами в бутылку обратно не залезают, а потому технологический прорыв, имевший целью установить всемирное общение и всемирный обмен знаниями, быстро превратился в бомбу коммерческую.

В 2002 году число пользователей сети Интернет превысило 600 миллионов человек – иными словами, каждый десятый житель планеты к тому времени был повязан электронной сетью. К началу прошлого года – примерно каждый четвертый. И тенденция к росту сохраняется. Как следствие, в последние несколько лет в виртуальном мире наблюдается бурное развитие сетевого бизнеса (e-business), сетевой коммерции (e-commerce) и прочих атрибутов мира реального. Только за 2000 год доходы электронной торговли выросли на 65% и составили $600 млрд. Прямое сравнение двух показателей приводит к результату, прямо сказать, неожиданному: получается, что в тот год средний пользователь сети Интернет тратил в ней на покупки $1 тысячу!

О доходах торгующих в «электронном храме» тоже гадать не приходится. Даже в кризисном 2008 году – не к ночи будет сказано! – торговый оборот в Сети в одних только США достиг $204 млрд (17% роста по сравнению с предыдущим годом). Любопытно, что никто из создателей Интернета – Пол Баран, Дональд Дэвис, Роберт Тейлор, Винсент Серф, Роберт Кан, Рэймонд Томлинсон, Тим Бернерс-Ли – не только не составили конкуренции Биллу Гейтсу и прочим фигурантам легендарного рейтинга Forbes, но вообще не заработали на своем изобретении ни цента.

Когда-то давным-давно один неглупый немец сформулировал горький афоризм: «Революцию подготавливают гении, осуществляют фанатики, а плодами ее пользуются проходимцы». Автор этой крылатой фразы Отто Бисмарк всего двух лет не дожил до ХХ века – века многих победивших революций – и так и не узнал, до чего же оказался прав. Интернет-революция в этом смысле не стала исключением.

Приложение

Где зарыта собака?

Рэю Томлинсону нынешние отправители и адресаты электронной почты обязаны, между прочим, и «собачкой» – значком «@». Его, кстати, в разных странах величают по-разному – от «уточки» в Греции до «паукообразной обезьяны» в Германии. Символ возник давно, еще в Средневековье, и позже стал использоваться для обозначения латинского предлога ad (аналога английского at или русского «в»). Потом «собачка» прописалась на клавиатурах пишущих машинок и телетайпов, где служила кратким обозначением выражения «в размере» или «по курсу».

Есть ли жизнь в Сети?

В исследовательском центре компании Xerox в Пало-Альто, Калифорния, разрабатывается новая научная дисциплина – электронная экология (e-cology). По словам одного из ее создателей, физика Бернарда Губермана: «В живой природе существуют взаимосвязи между организмами – и в Интернете тоже, но между электронными данными. Всемирная сеть растет и развивается как экосистема – динамично и бесконтрольно. Исчезают ссылки, появляются новые страницы, некоторые из них затем умирают, другие, наоборот, становятся крайне популярными, развиваются и набирают вес в интернет-сообществе».

Получит ли Интернет Нобелевскую премию?

По сообщению Русской службы Би-би-си, в поданной заявке Нобелевскому комитету поясняется, что Интернет произвел революцию в мире и значительно поспособствовал «развитию диалога, обсуждению важных вопросов и поиску компромисса». Выдвижение Сети поддержали, в частности, лауреат Нобелевской премии мира 2003 года иранская правозащитница Ширин Эбади и основатель организации «Ноутбук каждому ребенку» Николас Негропонте. Кто будет получать премию в случае победы Интернета, пока непонятно, но в организации «Интернет за мир», созданной в поддержку выдвижения сети на Нобелевскую премию, утверждают, что в случае победы Всемирной сети лауреатами премии станут все жители планеты.


Комментарии отсутствуют

Добавить комментарий

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи

               Copyright © Системный администратор

Яндекс.Метрика
Tel.: (499) 277-12-41
Fax: (499) 277-12-45
E-mail: sa@samag.ru